Preview

Кардиоваскулярная терапия и профилактика

Расширенный поиск

Диагностическое значение стандартных и модифицированных эхокардиографических критериев некомпактного миокарда левого желудочка

https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2823

Полный текст:

Аннотация

Цель. Оценить диагностическое значение стандартных и модифицированных ультразвуковых критериев некомпактного миокарда (НМ) левого желудочка (ЛЖ).

Материал и методы. В исследование включено 37 пациентов. Всем пациентам проведены эхокардиография и магнитно-резонансная томография (МРТ). Пациенты включались в исследование при наличии любого из стандартных эхокардиографических (ЭхоКГ) критериев НМ ЛЖ: Chin, Jenni, Stollberger. Проводилось изучение модифицированных ЭхоКГ-критериев НМ ЛЖ в 4-х и 3-камерных верхушечных проекциях в систолу и диастолу в области переднебоковой (ПБсист и ПБдиаст) и заднебоковой (ЗБсист и ЗБдиаст) стенок при отношении некомпактного слоя к компактному (Н/К) >2. Для оценки диагностического значения ЭхоКГ-критериев НМ рассчитывали специфичность (Сп) и чувствительность (Чв), отношение правдоподобия для положительных (ОП+) и отрицательных (ОП-) результатов теста, проводили анализ операционной характеристической кривой (ROC).

Результаты. В исследование включено 19 женщин (51,4%) и 18 мужчин (48,6%), в возрасте от 18 до 69 лет. Средний возраст пациентов 37,7±12,6 лет. Относительно МРТ-критерия Petersen для критерия Chin: Чв=55% и Сп=53% (ОП+ =1,2, ОП- =0,9); для критерия Jenni: Чв=55% и Сп=35% (ОП+ =0,9, ОП- =1,3); для критерия Stollberger: Чв=70% и Сп=18% (ОП+ =0,9, ОП- =1,7); для ЗБдиаст Сп=82% и Чв=50% (ОП+=2,8, ОП- =0,6). Относительно МРТ-критерия Grothoff, при котором определялась масса НМ в процентах, для критерия Chin: Чв=69% и Сп=58% (ОП+ =1,7, ОП-=0,5); для критерия Jenni: Чв=85% и Сп=54% (ОП+ =1,9, ОП- =0,3); для критерия Stollberger: Чв=77% и Сп=25% (ОП+ =1,0, ОП- =0,9); для ЗБдиаст: Чв=62% и Сп=79% (ОП+ =3,0, ОП- =0,5); для ЗБсист: Чв=84% и Сп=63% (ОП+ =2,2, ОП- =0,3); для ПБдиаст: Чв=69% и Сп=83% (ОП+ =4,1, ОП- =0,4); для ПБсист: Чв=92% и Сп=71% (ОП+ =3,1, ОП- =0,1). Относительно МРТ-критерия Grothoff, при котором определялась индексированная масса НМ, для критерия Chin: Чв=59% и Сп=70% (ОП+ =2,0, ОП- =0,6); для критерия Jenni: Чв=67% и Сп=60% (ОП+ =1,7, ОП- =0,6); для критерия Stollberger: Чв=78% и Сп=30% (ОП+ =1,1, ОП- =0,7); для ЗБдиаст: Чв=33% и Сп=60% (ОП+ =0,7, ОП- =1,3); для ЗБсист: Чв=59% и Сп=60% (ОП+ =1,5, ОП- =0,7); для ПБдиаст: Чв=41% и Сп=80% (ОП+ =2,0, ОП- =0,7); для ПБсист: Чв=67% и Сп=90% (ОП+ =6,7, ОП- =0,4).

При ROC-анализе при Н/К =2,3 для критерия ПБсист Чв составила 62% при Сп=92%, при Н/К =2,2 для критерия ЗБсист в заднебоковой проекции в систолу Чв составила 62% при Сп=83%, при Н/К =2,1 в переднебоковой проекции в диастолу для критерия ПБдиаст Чв составила 54% при Сп=88%, при Н/К =2,1 для критерия ЗБдиаст в заднебоковой проекции в диастолу Чв составила 46% при Сп=96%.

Заключение. Стандартные ЭхоКГ-критерии характеризуются умеренной Чв и низкой Сп. Для улучшения диагностической точности НМ возможно сочетанное использование модифицированных ЭхоКГ-критериев. В качестве скрининга НМ для улучшения Сп исследования может быть полезным использование Н/К =2,2 для критерия ЗБсист и Н/К =2,3 для критерия ЗБсист.

Об авторах

С. Н. Корецкий
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Корецкий Сергей Николаевич — кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела фундаментальных и прикладных аспектов ожирения.

Москва.

Тел.: +7 (917) 556-50-28



Е. А. Мершина
Медицинский научно-образовательный центр МГУ им. М.В. Ломоносова
Россия

Мершина Елена Александровна — кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела лучевой диагностики, доцент кафедры лучевой диагностики и лучевой терапии.

Москва.



Р. П. Мясников
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Мясников Роман Петрович — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела клинической кардиологии и молекулярной генетики.

Москва.



О. В. Куликова
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Куликова Ольга Викторовна — младший научный сотрудник отдела клинической кардиологии и молекулярной генетики.

Москва.



О. В. Миргородская
Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения Минздрава России
Россия

Миргородская Ольга Владимировна — кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела общественного здоровья и демографии.

Москва.



А. Н. Мешков
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Мешков Алексей Николаевич — кандидат медицинских наук, руководитель лаборатории молекулярной генетики.

Москва.



В. Е. Синицын
Медицинский научно-образовательный центр МГУ им. М.В. Ломоносова
Россия

Синицын Валентин Евгеньевич — доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела лучевой диагностики, заведующий кафедрой лучевой диагностики и лучевой терапии.

Москва.



О. М. Драпкина
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Драпкина Оксана Михайловна — доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, директор.

Москва.



Список литературы

1. Oechslin E, Jenni R. Left ventricular non-compaction revisited: a distinct phenotype with genetic heterogeneity? Eur Heart J. 2011;32:1446-56. doi:10.1093/eurheartj/ehq508.

2. Elliott P, Andersson B, Arbustini E, et al. Classification of the cardiomyopathies: a position statement from the European Society of Cardiology working group on myocardial and pericardial diseases. Eur Heart J. 2008;29:270-6. doi:10.1093/eurheartj/ehm342.

3. Chin TK, Perloff JK, Williams RG, et al. Isolated noncompaction of left ventricular myocardium. A study of eight cases. Circulation. 1990;82:507-13. doi:10.1161/01.CIR.82.2.507.

4. Ikeda U, Minamisawa M, Koyama J. Isolated left ventricular noncompaction cardiomyopathy in adults. J Cardiol. 2015;65(2):91-7. doi:10.1016/j.jjcc.2014.10.005.

5. Ross S, Jones K, Blanch D, et al. A systematic review and metaanalysis of the prevalence of left ventricular non-compaction in adults. Eur Heart J. 2020;41:1428-36. doi:10.1093/eurheartj/ ehz317.

6. Femia G, Semsarian C, Ross S, et al. Left Ventricular NonCompaction: Review of the Current Diagnostic Challenges and Consequences in Athletes. Medicina. 2020;56:697. doi:10.3390/medicina56120697.

7. Jenni R, Oechslin E, Schneider J, et al. Echocardiographic and pathoanatomical characteristics of isolated left ventricular non-compaction: a step towards classification as a distinct cardiomyopathy. Heart. 2001;86:666-71. doi:10.1136/heart.86.6.666.

8. Petersen SE, Selvanayagam JB, Wiesmann F, et al. Left ventricular non-compaction. J Am Coll Cardiol. 2005;46:101-5. doi:10.1016/j.jacc.2005.03.045.

9. Вайханская Т.Г., Сивицкая Л.Н., Курушко Т.В. и др. Некомпактность левого желудочка: самостоятельная кардиомиопатия или сопутствующий анатомический синдром? Кардиология. 2018;58(11S):33-45. doi:10.18087/cardio.2558.

10. Aung N, Doimo S, Ricci F, et al. Prognostic Significance of Left Ventricular Noncompaction. Circ Cardiovasc Imaging. 2020;13:e009712. doi:10.1161/circimaging.119.009712.

11. Anderson RH, Jensen B, Mohun NJ, et al. Key Questions Relating to Left Ventricular Noncompaction Cardiomyopathy: Is the Emperor Still Wearing Any Clothes? Can J Cardiol. 2017;33:747-57. doi:10.1016/j.cjca.2017.01.017.

12. Stollberger C, Gerecke B, Finsterer J, et al. Refinement of echocardiographic criteria for left ventricular noncompaction. Int J Cardiol. 2013;165:463-7. doi:10.1016/j.ijcard.2011.08.845.

13. Lang RM, Badano LP, Mor-Avi V, et al. Recommendations for cardiac chamber quantification by echocardiography in adults: an update from the American Society of Echocardiography and the European Association of Cardiovascular Imaging. J Am Soc Echocardiogr. 2015;28:1-39. doi:10.1016/j.echo.2014.10.003.

14. Grothoff M, Pachowsky M, Hoffmann J, et al. Value of cardiovascular MR in diagnosing left ventricular non-compaction cardiomyopathy and in discriminating between other cardiomyopathies. Eur Radiol. 2012;22(12):2699-709. doi:10.1007/s00330-012-2554-7.

15. Rao K, Bhaskaran A, Choudhary P, et al. The role of multimodality imaging in the diagnosis of left ventricular noncompaction. Eur J Clin Invest. 2020;50:e13254. doi:10.1111/eci.13254.

16. Zemrak F, Ahlman MA, Captur G, et al. The Relationship of Left Ventricular Trabeculation to Ventricular Function and Structure Over a 9.5-Year Follow- Up: The MESA Study. J Am Coll Cardiol. 2014;64:1971-80. doi:10.1016/j.jacc.2014.08.035.

17. Towbin JA. Inherited Cardiomyopathies. Circ J. 2014;78:2347-56. doi:10.1253/circj.CJ-14-0893.

18. Amzulescu M, Rousseau M, Ahn S, et al. Prognostic Impact of Hypertrabeculation and Noncompaction Phenotype in Dilated Cardiomyopathy. JACC: Cardiovasc Imaging. 2015;8:934-46. doi:10.1016/j.jcmg.2015.04.015.


Для цитирования:


Корецкий С.Н., Мершина Е.А., Мясников Р.П., Куликова О.В., Миргородская О.В., Мешков А.Н., Синицын В.Е., Драпкина О.М. Диагностическое значение стандартных и модифицированных эхокардиографических критериев некомпактного миокарда левого желудочка. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2021;20(5):2823. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2823

For citation:


Koretsky S.N., Mershina E.A., Myasnikov R.P., Kulikova O.V., Mirgorodskaya O.V., Meshkov A.N., Sinitsyn V.E., Drapkina O.M. Diagnostic value of standard and modified echocardiographic criteria for left ventricular noncompaction. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2021;20(5):2823. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2823

Просмотров: 42


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1728-8800 (Print)
ISSN 2619-0125 (Online)