Preview

Кардиоваскулярная терапия и профилактика

Расширенный поиск

ВЗАИМОСВЯЗЬ РИСКА НАРУШЕНИЙ ДЫХАНИЯ ВО СНЕ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО РИСКА

https://doi.org/10.15829/1728-8800-2016-6-46-52

Полный текст:

Аннотация

Цель.  Оценка  взаимосвязи риска  обструктивного  апноэ  во  сне (ОАС) по данным Берлинского опросника и риска фатальных сердечно-сосудистых событий.

Материал и методы. Были обследованы  275 человек (115 мужчин и 160 женщин) в возрасте 25-64 лет без известных сердечно-сосудистых осложнений,  прошедших  структурированное  интервью.  Риск нарушений дыхания во время сна оценивали по Берлинскому опроснику, сердечно-сосудистый риск  — по шкале  SCORE (SystematicCOronaryRiskEvaluation). Определялись антропометрические характеристики,  липидный спектр,  глюкоза  натощак,  мочевая  кислота, креатинин, С-реактивный белок, адипонектин и лептин.

Результаты.  Повышенный риск ОАС в соответствии  с критериями Берлинского опросника был зарегистрирован у 7,3% обследованных. Наиболее  (90,0%) типичным являлось сочетание  таких компонентов ОАС, как храп/остановки  дыхания во сне  и кардиометаболические нарушения. Мужчины чаще предъявляли  жалобы на храп/остановки дыхания во сне — 21,7% vs 6,3% (p=0,001), что обусловило и более высокий общий риск ОАС среди них по сравнению с женщинами — 11,3% vs 4,4% (p=0,03). И для мужчин (1,7%), и для женщин (3,1%) жалобы на  повышенную дневную сонливость  оказались  наименее характерными. Среди лиц в возрасте  ≥40 лет повышенный риск ОАС зарегистрирован у 9,8%, в противоположность 1,2% в возрасте  <40 лет (p=0,01). У лиц с высоким риском ОАС выявлен более  высокий уровень  общего  холестерина  — 6,10±0,18  vs  5,53±0,09  ммоль/л (p=0,05)   и   липопротеинов   низкой   плотности  —  4,17±0,19   vs3,59±0,08 ммоль/л (p=0,02); для них были более характерны избыточная масса  тела — индекс массы тела 31,73±1,19 vs 27,71±0,38 кг/м2 (p=0,001),  а  также  повышенное  систолическое  — 134,89±4,96  vs126,72±1,18 мм рт.ст. (p=0,04) и диастолическое артериальное давление  — 84,26±2,69  vs 78,55±0,80  мм  рт.ст.  (p=0,03).  Респонденты с  высоким  риском  ОАС вне  зависимости   от  пола  не  отличались по уровню сердечно-сосудистого риска по шкале SCORE. При выделении типичных сочетаний компонентов ОАС не было выявлено самостоятельного значения храпа/остановок дыхания во сне и дневной сонливости в формировании сердечно-сосудистого риска по SCORE. Заключение. В российской популяции высокий риск ОАС сопряжен с признаками метаболического синдрома. Применение Берлинского опросника  не  позволяет  выявить  подгруппы лиц  с  риском  ОАС в сочетании с высоким сердечно-сосудистым риском.

Об авторах

Е. А. Дубинина
Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена; Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт имени В. М. Бехтерева
Россия

Кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры клинической психологии и психологической помощи РГПУ, научный сотрудник СПНИПИ.

Тел.: +7 (953) 172-78-52, e-mail: trifonovahelen@yandex.ru



Л. С. Коростовцева
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова
Россия

Кандидат медицинских наук, научный сотрудник рабочей группы по сомнологии



О. П. Ротарь
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова; Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики
Россия

Кандидат медицинских наук, заведующий НИЛ эпидемиологии неинфекционных заболеваний СЗФМИЦ, инженер международной лаборатории биоинформатики и геномики СПНИУИТМиО



С. О. Кравченко
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова
Россия

Интерн



М. А. Бояринова
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова
Россия

Аспирант, младший научный сотрудник НИЛ эпидемиологии неинфекционных заболеваний



А. В. Орлов
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова
Россия
Аспирант НИЛ эпидемиологии неинфекционных заболеваний


В. Н. Солнцев
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова
Россия
Старший научный сотрудник НИЛ математического моделирования


Ю. В. Свиряев
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова
Россия
Доктор медицинских наук, руководитель рабочей группы по сомнологии


А. Н. Алёхин
Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена
Россия
Доктор медицинских наук, профессор,  заведующий  кафедрой клинической психологии и психологической помощи


А. О. Конради
Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр имени В. А. Алмазова; Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики
Россия
Доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной работе СЗФМИЦ, директор Института трансляционной медицины СПНИУИТМиО


Список литературы

1. Parati G, Lombardi C, Hedner J, et al. Recommendations for the management of patients with obstructive sleep apnoea and hypertension. Eur Respiratory J 2013; 41(3): 523-38.

2. Somers VK, White DP, Amin R, et al. Sleep apnea and cardiovascular disease: an American Heart Association/american College Of Cardiology Foundation Scientific Statement from the American Heart Association Council for High Blood Pressure Research Professional Education Committee, Council on Clinical Cardiology, Stroke Council, and Council On Cardiovascular Nursing. In collaboration with the National Heart, Lung, and Blood Institute National Center on Sleep Disorders Research (National Institutes of Health). Circulation 2008; 118(10): 1080-111.

3. Netzer N, Stoohs R, Netzer C, et al. Using the Berlin Questionnaire to identify patients at risk for the sleep apnea syndrome. Ann Intern Med 1999; 131(7): 485-91.

4. Amra B, Nouranian E, Golshan M, et al. Validation of the persian version of berlin sleep questionnaire for diagnosing obstructive sleep apnea. Int J Prev Med 2013; 4(3): 334-9.

5. Bouloukaki I, Komninos ID, Mermigkis C, et al. Translation and validation of Berlin questionnaire in primary health care in Greece. BMC Pulm Med 2013; 3: 6.

6. Chung F, Yegneswaran B, Liao P, et al. Validation of the Berlin questionnaire and American Society of Anesthesiologists checklist as screening tools for obstructive sleep apnea in surgical patients. Anesthesiology 2008; 108(5): 822-30.

7. Shalnova SA, Kontsevaia AV, Karpov IuA, et al. Epidemiological monitoring as a tool for planning programs for the prevention of chronic noncommunicable diseases and their risk factors. Profilakticheskaia meditsina 2012; 15(6): 64-8. Russian (Шальнова С. А., Концевая А. В., Карпов Ю. А. и др. Эпидемиологический мониторинг как инструмент планирования программ профилактики хронических неинфекционных заболеваний и их факторов риска. Профилактическая медицина 2012; 15(6): 64-8).

8. Zigmond AS, Snaith RP. The hospital anxiety and depression scale. Acta Psychiatr Scand 1983; 67(6): 361-70.

9. Young T, Palta M, Dempsey J, et al. The occurrence of sleep-disordered breathing among middle-aged adults. The New England J Med 1993; 328(17):1230-5.

10. Mazzuca E, Battaglia S, Marrone O, et al. Gender-specific anthropometric markers of adiposity, metabolic syndrome and visceral adiposity index (VAI) in patients with obstructive sleep apnea. J of Sleep Research 2014; 23(1):13-21.

11. Luo J, Huang R, Zhong X, et al. STOP-Bang questionnaire is superior to Epworth sleepiness scales, Berlin questionnaire, and STOP questionnaire in screening obstructive sleep apnea hypopnea syndrome patients. Chin Med J 2014; 127(17): 3065-70.

12. Li T-P, Feng Y, Li D-Q, et al. A Nomogram for Predicting the Likelihood of Obstructive Sleep Apnea to Reduce the Unnecessary Polysomnography Examinations. Chinese Medical J 2015; 128(16): 2134.

13. Forni Ogna V, Ogna A, Pruijm M, et al. Prevalence and Diagnostic Approach to Sleep Apnea in Hemodialysis Patients: A Population Study. BioMed Research International 2015; 2015: 1-9.

14. Ye L, Pien GW, Ratcliffe SJ, et al. The different clinical faces of obstructive sleep apnoea: a cluster analysis. Eur Respir J 2014; 44(6):1600-7.

15. Bixler EO, Vgontzas AN, Lin HM, et al. Excessive daytime sleepiness in a general population sample: the role of sleep apnea, age, obesity, diabetes, and depression. J Clin Endocrinol Metab 2005; 90: 4510-5.

16. Ye L, Pien GW, Ratcliffe SJ, et al. The different clinical faces of obstructive sleep apnoea: a cluster analysis. Eur Respir J 2014; 44(6): 1600-7.


Для цитирования:


Дубинина Е.А., Коростовцева Л.С., Ротарь О.П., Кравченко С.О., Бояринова М.А., Орлов А.В., Солнцев В.Н., Свиряев Ю.В., Алёхин А.Н., Конради А.О. ВЗАИМОСВЯЗЬ РИСКА НАРУШЕНИЙ ДЫХАНИЯ ВО СНЕ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО РИСКА. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2016;15(6):46-52. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2016-6-46-52

For citation:


Dubinina E.A., Korostovtseva L.S., Rotar О.P., Kravchenko S.О., Boyarinova М.A., Orlov A.V., Solntsev V.N., Sviryaev Y.V., Alyokhin А.N., Konradi A.О. THE RELATION OF SLEEP RESPIRATION DISORDERS AND CARDIOVASCULAR RISK. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2016;15(6):46-52. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2016-6-46-52

Просмотров: 178


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1728-8800 (Print)
ISSN 2619-0125 (Online)