Preview

Кардиоваскулярная терапия и профилактика

Расширенный поиск

Влияние пола, возраста и стажа работы на показатели результативности научной деятельности работников медицинских исследовательских учреждений

https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2960

Полный текст:

Аннотация

Цель. Оценка влияния пола, возраста и  стажа работы на показатели результативности научной деятельности (индексы Хирша в  РИНЦ, Scopus и  Web of Science) исследователей/научных сотрудников ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины” Минздрава России (НМИЦ ТПМ).

Материал и  методы. Выборка для исследования была сформирована из числа сотрудников НМИЦ ТПМ и состояла из ученых разного ранга. В  исследование были включены 147 человек (женщины — 103, мужчины — 44); были собраны сведения об их возрасте, образовании, стаже работы в НМИЦ ТПМ, наличии ученой степени, занимаемой должности и  наукометрических показателях  — индексе Хирша (h-индекс), извлеченном из трех реферативных баз данных — РИНЦ, Scopus и Web of Science. Все участники исследования были распределены на группы по полу и возрастным категориям — молодые (≤39 лет), среднего возраста (мужчины — 40-60 лет, женщины — 40-55 лет) и старшего возраста (мужчины >60 лет, женщины >55 лет).

Результаты. Коллектив исследователей НМИЦ ТПМ на 70,1% состоит из женщин, на 60% из сотрудников молодого и  среднего возраста, на 40% из лиц старшего возраста. Среди исследователей-мужчин, по сравнению с  женщинами, больше докторов наук и лиц с высокими значениями h-индекса в РИНЦ, Scopus и Web of Science. Величина h-индекса в  РИНЦ у  исследователей-мужчин на 47,3% объясняется возрастом и  продолжительностью работы в НМИЦ ТПМ, у исследователей-женщин на 42,8% — наличием ученой степени и стажем работы в НМИЦ ТПМ. На величину h-индекса в Scopus у мужчин оказывает влияние возраст, у женщин — наличие ученой степени, которые объясняют, соответственно, 19,7 и  18,1% вариабельности этого показателя. Величина h-индекса в  Web of Science у мужчин связана с продолжительностью работы, у женщин с наличием ученой степени и стажем работы, которые объясняют, соответственно, 24,4 и 21,1% дисперсии этого показателя.

Заключение. В структуре научного коллектива НМИЦ ТПМ преобладают женщины и ученые молодого и среднего возраста. Однако исследователи-мужчины вносят более весомый вклад в  показатели научной активности, оцененные по h-индексу в  РИНЦ, Scopus и  Web of Science. Наибольшее влияние на величину показателей научной результативности у  исследователей-мужчин оказывают возраст и стаж работы, у женщин — наличие ученой степени и стаж работы. Необходимо продолжить исследования по изучению индивидуальных, мотивационных и институциональных факторов, влияющих на результативность научной деятельности.

Для цитирования:


Драпкина О.М., Поддубская Е.А., Розанов В.Б., Гасанова Л.Г. Влияние пола, возраста и стажа работы на показатели результативности научной деятельности работников медицинских исследовательских учреждений. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2021;20(7):2960. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2960

For citation:


Drapkina O.M., Poddubskaya E.A., Rozanov V.B., Gasanova L.G. Influence of sex, age and length of service on scientific productivity of medical research institution staff. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2021;20(7):2960. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2960

Введение

Индекс Хирша (h-индекс) — специальный библиометрический индикатор [1], объединяющий публикационную активность ученого и цитируемость его научных трудов, наряду с общим числом публикаций и количеством цитирований, — считается в современной наукометрии одним из основных критериев качества научной работы исследователя. h-индекс принят официальным научным сообществом как мера количественной оценки научной продуктивности ученого, позволяющая охарактеризовать научный статус, востребованность, авторитет и квалификацию отдельного исследователя, группы ученых, организации.

Большим достоинством h-индекса признается простота его вычисления: h-индекс, как известно, равен числу публикаций, процитированных столько же раз (h-индекс равен n, если его n-ая статья процитирована n раз). Чтобы найти h-индекс, статьи располагают по убыванию количества цитирований и проводят поиск статьи, чей номер совпадает с количеством ссылок на нее.

Несомненно, что ученый, выпустивший 1 (одну), но часто читаемую и цитируемую статью (h-индекс в этом случае у него равен 1), сделал свой, возможно, очень весомый вклад в науку. При этом следует признать, что этот вклад был единичен и последующая научная работа исследователя не дала результатов, принятых мировым сообществом настолько, чтобы на нее сослались хотя бы 1 раз (тогда h-индекс был бы равен 2). В то же время, высокий h-индекс свидетельствует об актуальности научного направления, о публикационной активности ученого, и, несомненно, говорит о востребованности публикаций исследователя и конкурентоспособности его научного коллектива для получения грантов и других видов финансирования по актуальной тематике.

В последние 20 лет, как только h-индекс стал основой для принятия официальных решений в области оценки конкурентной способности ученых и коллективов, предлагается множество его модификаций разной сложности, учитывающих число авторов, число ссылок в целом, временной интервал учитываемых работ, научный стаж исследователя, минимальное число ссылок для учета значимости публикации, учет всех ссылок и всех работ в отдельных областях науки. Общий недостаток всех этих подходов — сложность вычисления наряду с появлением большого числа неучтенных статей, ссылок и авторов с малым числом публикаций [2].

Простота и наглядность вычисления в сочетании с универсальностью (у каждой справочнобиблиометрической международной и национальной системы цитирования свой h-индекс) сделали именно этот индикатор гибким инструментом для официальной мировой или национальной оценки научной публикационной активности. В сочетании с экспертными методами оценки, h-индекс успешно применяется грантообладающими организациями и фондами для составления официальных рейтингов научных организаций и распределения финансирования, что подтверждается типовыми методиками и положениями [3]. С этим приходится считаться всему научному сообществу, каким бы искусственным ни выглядел “основной” индикатор.

Как и все показатели научной деятельности, h-индекс зависит не только от актуальности (востребованности) тематики, фундаментальности, узкопрофильности научной области ученого, но и от структуры научного сообщества. Поскольку h-индекс относится к “накопительным во времени” параметрам, на показатели h-индекса коллектива должен влиять возраст ученых, работающих в нем, длительность непрерывного научного стажа и, соответственно, рост по научной иерархии. Следовательно, при формировании научных коллективов [4] для их высокой научной эффективности и конкурентоспособности (в т.ч. и по h-индексу), должны, предположительно, учитываться и возрастной, и половой, и иерархический состав. Предполагается наличие связи между этими тремя составляющими и h-индексом, анализ которой позволит сформировать не только оптимальный по количеству, но и высокоэффективный научный коллектив, способный конкурировать за гранты в сложной обстановке финансирования науки ХХI века. Цель настоящей работы состояла в оценке влияния пола, возраста и стажа работы на показатели результативности научной деятельности (h-индекс в РИНЦ, Scopus и Web of Science) исследователей НМИЦ ТПМ.

Материал и методы

Исследование проводили в соответствии с этическими положениями Хельсинкской декларации и Национальным стандартом Российской Федерации “Надлежащая клиническая практика Good Clinical Practice (GCP)” ГОСТ Р52379−2005 [5][6].

Выборка для данного исследования была сформирована из числа сотрудников НМИЦ ТПМ и состояла из исследователей (ученых) разного ранга. В исследование включены 147 человек (женщины — 103, мужчины — 44). Cведения о возрасте, образовании, стаже работы в НМИЦ ТПМ, наличии ученой степени, занимаемой должности, наукометрических и библиометрических показателях, извлеченных из различных реферативных баз данных (РИНЦ, Scopus и Web of Science) по состоянию на 10.10.2019г, собраны в базу данных “ЛЕВ” [7].

Все участники исследования были распределены на группы по полу и возрастным категориям — молодые (≤39 лет), среднего возраста (мужчины — 40-60 лет, женщины — 40-55 лет) и старшего возраста (мужчины >60 лет, женщины >55 лет).

Для описания количественных переменных использовали среднее арифметическое значение (М) и медиану (Ме) в качестве меры центральной тенденции, а стандартное отклонение (SD) и интерквартильный размах [Q1-Q3] в качестве меры вариабельности, качественных данных — абсолютное количество наблюдений (n) и долю (%). Оценку связи между качественными (номинальными и порядковыми) переменными выполняли с помощью критерия хи квадрат Пирсона (χ2). Для попарных сравнений пропорций в многопольных таблицах применяли Z-критерий с поправкой на множественность сравнений. Нормальность распределения количественных данных оценивали по показателям асимметрии (As) и эксцесса (Es), гистограммам остатков и графикам нормальной вероятности (Q-Q-plot). Поскольку большинство количественных показателей, представленных в работе, не соответствовали нормальному распределению, то попарное сравнение независимых групп выполняли с помощью U-теста Манна-Уитни (Mann-Whitney U test) с коррекцией р-значений на множественность сравнений по методу Бонферрони. Размер эффекта (ϵ2) для теста Краскела-Уоллиса (KruskalWallis) вычисляли по формуле [8]:

где H — статистика Краскела-Уоллиса, n — размер выборки. Интерпретация показателя выполнена по критериям Rea (1992) [9][10]:

0,00 <0,01 — незначительный эффект;
0,01 <0,04 — слабый эффект;
0,04 <0,16 — умеренный эффект;
0,16 <0,36 — относительно сильный эффект;
0,36 <0,64 — сильный эффект;
0,64 <1,00 — очень сильный эффект.

Размер эффекта для U-теста Манна-Уитни рассчитывали по формуле Коэна (Cohen) [11]:

где r — статистика Коэна (Cohen), интерпретируемая как: 0,1 небольшой эффект; 0,3 умеренный эффект; 0,5 большой эффект; Z — стандартизированное значение U-критерия. Интерпретация рассчитанного значения r совпадает с интерпретацией коэффициента корреляции Пирсона (r) [8].

Силу и направление связи между исследуемыми показателями оценивали с помощью корреляций Спирмена. Долю изменчивости результативного признака, обусловленной влиянием изучаемых факторов, оценивали с помощью множественной линейной регрессии с пошаговым (Stepwise) методом отбора независимых переменных. h-индекс в моделях служил зависимой (объясняемой) переменной. Перед проведением множественной линейной регрессии переменные с асимметричным распределением были заменены натуральными логарифмами — Ln(x). В модели множественной линейной регрессии были включены в качестве факторных признаков (независимых переменных) корреляты показателей результативности научной деятельности — возраст, стаж работы в НМИЦ ТПМ и наличие ученой степени. Качественная переменная “ученая степень” была преобразована в количественную, так называемую “дамми” (фиктивную) переменную (dummy variable), которой были присвоены цифровые метки (1 — есть и 0 — нет ученой степени). Тест на мультиколлинеарность моделей показал ее отсутствие. Модели являются состоятельными, поскольку все коэффициенты множественной корреляции (КМК) и регрессионные коэффициенты статистически значимы. Критический уровень значимости был установлен на уровне 95% для всех статистических параметров (p<0,05). Статистическую обработку данных выполняли с помощью программного обеспечения SAS 9.0 и IBM SPSS Statistics 23.0.

Результаты

В НМИЦ ТПМ 147 научных сотрудников заняты в научно-исследовательских разработках. Коллектив исследователей (таблица 1) на 70,1% состоит из женщин, на 60% из сотрудников молодого и среднего возраста, на 40% из лиц возраста >55 лет (группа старшего возраста). Среди исследователейженщин преобладают представительницы молодого возраста, а среди мужчин — лица >60 лет. Следует отметить, что 83% исследователей имеют высшее медицинское образование. Однако значимых различий между группами исследователей мужского и женского пола в распределении частот по категориям высшего образования и стажа работы в НМИЦ ТПМ не выявлено. Распределение частот по категориям ученой степени показало значимое преобладание докторов медицинских наук среди исследователей мужского пола. Показаны статистически значимые различия и в распределении частот по категориям h-индекса в различных реферативных базах данных. Исследователей-мужчин с h-индексом в РИНЦ “>10”, в Scopus и Web of Science “>5” было статистически значимо больше, чем женщин. Напротив, женщины преобладали в абсолютном и относительном количестве с низкими значениями h-индекса в РИНЦ, Scopus и Web of Science.

Таблица 1

Результаты сравнительного анализа распределения частот по категориям исследуемых показателей в группах мужчин и женщин


Примечание: данные представлены в виде n (%), * — p<0,05, ** — p<0,01, *** — p<0,001.

Таким образом, среди исследователей-мужчин, по сравнению с женщинами, больше докторов наук и лиц с высокими значениями h-индекса в РИНЦ, Scopus и Web of Science.

В таблице 2 представлены описательные статистики исследуемых переменных и результаты сравнительного анализа. Значения показателей As и Es свидетельствуют о том, что распределение переменной “возраст” в обеих группах близко к нормальному. Распределение переменной “стаж работы” в группе исследователей-мужчин незначительно отклонено влево, плосковершинное, а в группе женщин — значительно отклонено влево, остроконечное. h-индексы в РИНЦ, Scopus и Web of Science имеют высокие положительные значения показателей As и Es как в отдельных группах, так и в выборке в целом, что свидетельствует о выраженном отклонении распределений указанных переменных влево и их остроконечности — наличии выбросов. Такой характер отклонения переменных от нормального распределения согласуется с результатами анализа распределения частот, представленного в таблице 1, в том, что и в группах, и в выборке в целом чаще встречаются значения h-индекса меньше среднего. Учитывая асимметрию распределения исследуемых метрических переменных, наличие выбросов и разную численность сравниваемых групп, сравнительный анализ выполняли с применением непараметрических критериев (таблица 2). Описательные статистики представлены в виде Me [Q1-Q3] и М±SD — для лучшего восприятия данных. Результаты сравнительного анализа показали, что мужчины старше женщин и что h-индекс в РИНЦ, Scopus и Web of Science у исследователей-мужчин статистически значимо выше по сравнению с женщинами.

Таблица 2

Результаты сравнительного анализа исследуемых показателей в группах исследователей-мужчин и женщин

Проведен непараметрический однофакторный дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса для сравнения h-индекс в РИНЦ, Scopus и Web of Science в трех упорядоченных возрастных категориях исследователей-мужчин и женщин с целью оценки влияния возраста на межгрупповую изменчивость указанных наукометрических показателей. Диаграммы размаха Box Plot (без выбросов), представленные на рисунках 1-3, показывают, что распределение h-индекса в РИНЦ, Scopus и Web of Science практически во всех возрастных категориях отличается от нормального, о чем свидетельствуют соотношения Ме и М. Значения М, значительно превышающие значения Ме, особенно в категориях исследователей среднего и старшего возрастов, как у мужчин, так и женщин, указывают на смещение распределений влево и на то, что низкие h-индексы в РИНЦ, Scopus и Web of Science в этих возрастных группах встречаются чаще. Непараметрический дисперсионный анализ выявил различия между упорядоченными возрастными категориями в величине h-индекса в РИНЦ, Scopus и Web of Science у представителей обоего пола, что подтверждается статистически значимыми H-статистиками Краскела-Уоллиса (рисунки 1-3). Статистические средние h-индекса существенно повышаются от категории молодого возраста к категориям среднего и старшего возрастов. Попарные групповые сравнения, выполненные с помощью теста Манна-Уитни с поправкой Бонферрони на множественность сравнений, показали статистически значимо более высокие h-индексы в РИНЦ у исследователей среднего и старшего возраста, а в Scopus и Web of Science — только у исследователей старшего возраста по сравнению с лицами молодого возраста. Размер эффекта (ϵ2), связанный с возрастной категорией, в отношении h-индекса в РИНЦ в группе исследователей-мужчин составил 43,2% (ϵ2=0,432), в группе женщин — 29,2% (ϵ2=0,292), в отношении h-индекса в Scopus и Web of Science у мужчин — 26,9% (ϵ2=0,269) и 29,9% (ϵ2=0,299), у женщин — 6,6% (ϵ2=0,066) и 13,0% (ϵ2=0,130), соответственно.

Рис. 1. Ме (–) и М (×) h-индекса в РИНЦ (2018) в различных возрастных категориях исследователей-мужчин и женщин.
Примечание: KW — критерий Краскела-Уоллиса (Kruskal-Wallis); * — p<0,05; ** — p<0,01; *** — p<0,001 по сравнению с группой молодых исследователей (с учетом поправки Бонферрони).

Рис. 2. Ме (–) и М (×) h-индекса в Scopus (2018) в различных возрастных категориях исследователей-мужчин и женщин.
Примечание: KW — критерий Краскела-Уоллиса (Kruskal-Wallis); * — p<0,05, ** — p<0,01.

Рис. 3. Ме (–) и М (×) h-индекса в Web of Science (2018) в различных возрастных категориях исследователей-мужчин и женщин.
Примечание: KW — критерий Краскела-Уоллиса (Kruskal-Wallis); * — p<0,001 по сравнению с группой молодых исследователей (с учетом поправки Бонферрони).

Таким образом, результаты непараметрического дисперсионного анализа показали сильное влияние возрастного фактора на h-индекс в РИНЦ и относительно сильное влияние на h-индекс в Scopus и Web of Science у исследователей-мужчин, относительно сильное влияние на h-индекс в РИНЦ и умеренное на h-индекс в Scopus и Web of Science — у исследователей-женщин. При этом влияние возраста на научную (исследовательскую) продуктивность по h-индексу у мужчин сильнее по сравнению с женщинами.

Результаты сравнительного анализа исследуемых переменных в группах мужчин и женщин в разных возрастных категориях показали, что статистически значимые различия в возрасте наблюдались только в группе лиц старшего возраста — мужчины были старше женщин (таблица 3). Однако по продолжительности работы в НМИЦ ТПМ значимых различий между мужчинами и женщинами выявлено не было. Среди молодых исследователей мужчины и женщины не различались по величине h-индекса в РИНЦ, Scopus и Web of Science. Напротив, h-индексы в РИНЦ и Web of Science в категории среднего возраста и h-индексы в РИНЦ, Scopus и Web of Science в категории старшего возраста были статистически значимо выше у исследователей-мужчин по сравнению с женщинами. Размер эффекта, связанный с гендерным фактором в средней и старшей возрастных категориях, был умеренным для h-индексов в РИНЦ (rCohen=0,35 и rCohen=0,34, соответственно) и Web of Science (rCohen=0,36 и rCohen=0,30, соответственно). Доля объясненной дисперсии h-индекса в РИНЦ составила, соответственно, 12,4 (r2Cohen=0,124) и 11,6% (r2Cohen=0,116), а h-индекса в Web of Science — 12,8 (r2Cohen=0,128) и 9% (r2Cohen=0,09). Следовательно, в среднем и старшем возрасте у исследователеймужчин научная результативность выше по сравнению с исследователями женщинами. Тем не менее, значительная доля различий в величине h-индекса между исследователями-мужчинами и женщинами остается необъясненной.

Таблица 3

Результаты сравнительного анализа исследуемых показателей в группах исследователей-мужчин и женщин разных возрастных категорий

Поскольку распределение всех исследуемых переменных, за исключением возраста, отличалось от нормального (таблица 2), силу и направление связи между переменными оценивали с помощью коэффициентов корреляции Спирмена раздельно по полу (таблица 4). Все коэффициенты корреляции были положительными и статистически высоко значимыми. Сильная связь наблюдалась непосредственно между h-индексом разных реферативных баз данных в обеих группах исследователей, а также между возрастом и h-индексом в РИНЦ у мужчин, и между возрастом и стажем работы в НМИЦ ТПМ — у мужчин и женщин. Связь возраста с h-индексом в РИНЦ у женщин была умеренно сильной, стажа работы с h-индексом в Scopus и Web of Science — умеренной силы у мужчин и слабой у женщин. Статистически значимых различий между группами по величине коэффициентов корреляции не выявлено.

Таблица 4

Корреляции Спирмена (rs) между исследуемыми показателями в группах исследователей-мужчин и женщин


Примечание: * — p<0,01, в остальных случаях — p<0,001.

Результаты регрессионного анализа факторов, влияющих на научную результативность (публикационную активность) исследователей НМИЦ ТПМ представлены в таблице 5. Показано, что h-индекс в РИНЦ у исследователей-мужчин тесно связан с возрастом и стажем работы в НМИЦ ТПМ — коэффициент множественной корреляции (КМК) =0,706. Доля дисперсии h-индекса в РИНЦ, объясненная этими переменными, составила 47,3%. С h-индексом в РИНЦ у исследователей-женщин тесно связаны ученая степень и стаж работы в НМИЦ ТПМ (КМК=0,663). Доля дисперсии h-индекса в РИНЦ, объясненная указанными переменными, составила 42,8%. h-индекс в Scopus у мужчин умеренно связан с возрастом (КМК =0,464), у женщин — с ученой степенью (КМК =0,435), которые объясняют 19,7 и 18,1% вариабельности этого показателя, соответственно. h-индекс в Web of Science умеренно связан со стажем работы в НМИЦ ТПМ у мужчин (КМК =0,511) и слабо с ученой степенью и стажем работы у женщин (КМК =0,476), которые объясняют 24,4 и 21,1% дисперсии этого показателя, соответственно.

Таблица 5

Оценки регрессионных моделей факторов научной результативности исследователей-мужчин и женщин


Примечание: Ln h-индекс — натуральный логарифм h-индекса, Ln Стаж — натуральный логарифм стажа работы, beta — коэффициент регрессии стандартизованный, p — уровень значимости коэффициента регрессии, R— коэффициент множественной детерминации (скорректированный), F — уровень значимости модели по критерию Фишера.
Зависимые переменные: Ln h-индекс в РИНЦ, Ln h-индекс в Scopus, Ln h-индекс в Web of Science; независимые переменные (факторы): возраст и Ln Стаж работы, наличие ученой степени — дамми (фиктивная) переменная (dummy variable) (1 — есть, 0 — нет).

Обсуждение

Результаты исследования показали, что возраст, опыт исследователя и исследовательская компетентность оказывают значительное влияние на результативность научной деятельности. В коллективе исследователей научно-исследовательского центра доминируют женщины (70,1%) и сотрудники молодого и среднего возраста (60%). Среди исследователей-мужчин, по сравнению с женщинами, больше докторов наук. Научная результативность исследователей-мужчин выше, чем женщин. Пик научной результативности у исследователеймужчин приходится на средний и старший возраст. Величина h-индекса в РИНЦ у исследователеймужчин на 47,3% объясняется возрастом и продолжительностью работы в НМИЦ ТПМ, у исследователей-женщин — на 42,8% наличием ученой степени и также продолжительностью работы в НМИЦ ТПМ. На величину h-индекса в Scopus у мужчин значимое влияние оказывает возраст, у женщин — наличие ученой степени, которые объясняют 19,7 и 18,1% вариабельности этого показателя, соответственно. h-индекс в Web of Science у мужчин связан с продолжительностью работы в НМИЦ ТПМ, у женщин с наличием ученой степени и стажем работы, которые объясняют 24,4 и 21,1% вариабельности этого показателя, соответственно.

Cвязь между возрастом, гендерными характеристиками, наличием ученых степеней и академических рангов и производительностью ученых неоднократно являлась предметом эмпирического анализа [12]. В основном научные исследования проводились учеными США, Канады, Франции, Австралии и Венгрии. Большинство авторов считают, что возраст научного работника косвенно свидетельствует о его опыте и объеме накопленных знаний, однако мнения в среде ученых о наиболее активном возрастном периоде разнятся. Пик научной результативности у исследователей-мужчин в среднем и старшем возрасте можно объяснить повышенным уровнем взаимодействия и сотрудничества между старшими и младшими исследователями в рамках отдела/учреждения, исследователями за пределами учреждения, совместным авторством с аспирантами, докторантами и соискателями ученой степени [13]. Одни считают, что это промежуток между 40 и 50 годами [13] или 50 и 60 годами [14], отмечая, что после прохождения этого временнóго отрезка производительность специалистов начинает постепенно снижаться в связи с тем, что они либо переходят на административную работу, либо большее значение придают повышению качества, а не увеличению числа публикаций. В то же время, Costas R, et al. (2010) [14] убеждены, что наиболее продуктивными являются самые молодые кадры, обосновывая этот факт стремлением молодых сделать научную карьеру [15]. Вместе с тем, считается установленным тот факт, что значительная часть исследований производится все-таки учеными >60 лет, однако исследований в высоко-возрастной группе в мире произведено недостаточно, в основном, охваченными оказались возрастные группы до 60 лет [16]. Проведенные исследования также продемонстрировали, что значимым фактором являются и гендерные различия, которые в результативности научных исследований в медицине довольно существенны. В среднем, женщины публикуют на 2 статьи меньше в год, чем мужчины, и их публикационная производительность составляет от 50 до 70% от производительности коллег мужчин в разных странах [17]. Стабильность различий между мужчинами и женщинами в научной активности была зафиксирована еще в 1920г [18], что объясняется несколькими причинами: семейными обязанностями, недостаточным участием женщин в научных сетях (где доминируют мужчины) и их неадекватное представительство в административных органах. Однако до сих пор нет единого мнения и однозначного эмпирического подтверждения тому, что женщины-ученые менее результативны, чем мужчины [19]. Вместе с тем, по мнению Prpic K (2002), публикации на эту тему показывают, что в настоящее время гендерные различия в среде молодых ученых значительно сокращаются [20]. В целом, публикационная активность, по данным исследований, зависит от научных степеней и академических рангов, установлено ее возрастание с получением последних, согласно исследованиям Bentley P (2012) [21]. Как показали исследования, австралийские женщины, имеющие одинаковые с мужчинами академические ранги, обладали и схожими показателями публикационной активности [22]. Таким образом, при общей динамике роста объема научной продукции, производимой учеными НМИЦ ТПМ, за исследуемый период h-индекс значительно меньше подвержен изменениям и практически остается на одном уровне, но укладывается в рамки среднестатистического показателя этого индекса в целом по России. Остается устойчиво стабильной тенденция к более высоким показателям h-индекса в РИНЦ, Scopus и в Web of Science для ученых-мужчин по сравнению с женщинами, особенно характерно это проявление для представителей среднего и пожилого возраста. Показано, что для молодых ученых, независимо от половой принадлежности, наблюдаются самые низкие показатели публикационной активности с небольшими увеличениями в сторону мужчин.

Ограничения исследования. Настоящее исследование не лишено ограничений, которые открывают возможности для будущих исследований. Во-первых, был проанализирован только один из основных показателей научной результативности — h-индекс. Во-вторых, обнаруженные существенные гендерные различия в коллективе исследователей научно-исследовательского центра и показателях научной результативности диктуют необходимость продолжения исследований, которые внесли бы дополнительную ясность в причины гендерного разрыва. В-третьих, поскольку прогностическая ценность регрессионных моделей для h-индекса, особенно в Scopus и Web of Science, остается низкой, следует расширить поиск и изучение факторов, оказывающих влияние на научную результативность.

Заключение

В результате проведенного исследования по оценке влияния пола, возраста и стажа работы на показатели результативности научной деятельности исследователей НМИЦ ТПМ установлено, что в структуре научного коллектива НМИЦ ТПМ преобладают женщины и ученые молодого и среднего возраста. Однако исследователи-мужчины вносят более весомый вклад в показатели научной активности, оцененные по h-индексу в РИНЦ, Scopus и Web of Science. Пик научной результативности у исследователей-мужчин приходится на средний и старший возраст. Наибольшее влияние на величину показателей научной результативности у исследователей-мужчин оказывают возраст и стаж работы, у женщин-учёных — наличие ученой степени и стаж работы в НМИЦ ТПМ.

Полученные данные могут стать основой для разработки дополнительных эффективных механизмов мотивации и поощрения научных работников, особенно молодых ученых, как ключевых и непосредственных производителей нового знания.

Существенные различия в показателях научной результативности между исследователями-мужчинами и женщинами диктуют необходимость продолжения исследований, которые внесли бы дополнительную ясность в причины гендерного разрыва.

Отношения и деятельность: все авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.

Список литературы

1. Hirsch JE. An index to quantify an individual’s scientific research output. Proc Natl Acad Sci U S A. 2005;102(46):16569-72. doi:10.1073/pnas.0507655102.

2. Акоев М. А., Маркусова В. А., Москалева О. В., Писляков В.В. Руководство по наукометрии: индикаторы развития науки и технологии. 2-е издание. Екатеринбург: Издво Уральского университета, 2021. С. 211. ISBN: 978-5-7996- 3154-3.

3. Приказ Министерства образования и науки РФ от 05.03.14 № 161 с изменениями и дополнениями от 17.07.15 и 29.11.17 “Об утверждении типового положения о комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, и типовой методики оценки результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения”. Ссылка активна на 22.06.21. https://base.garant.ru/70682234.

4. Драпкина О. М., Поддубская Е. А., Андресюк Е. А., Концевая А. В. Факторы, ассоциированные с результативностью научной деятельности, и установление зависимости наукоемкости подразделений от численности научных сотрудников медицинских учреждений. Профилактическая медицина. 2021;24(3):118-26. doi:10.17116/profmed202124031118.

5. WMA Declaration of Helsinki — Ethical Principles for Medical Research Involving Human Subjects. 2013. Link is available on 25.09.20. https://www.wma.net/policy/current-policies/page/5/.

6. Ассоциация международных фармацевтических производителей, Международная конфедерация обществ потребителей, Российская академия медицинских наук. Национальный стандарт Российской Федерации. ГОСТ Р 52379-2005 “Надлежащая клиническая практика”. М.: Стандартинформ. 2006. Ссылка активна на 22.06.21. http://www.gostrf.com/normadata/1/4293852/4293852873.pdf.

7. Поддубская Е. А., Гасанова Л.Г., Учеваткина Н.В., Драпкина О.М. Современная система оценки научной деятельности в медицинских учреждениях. Свидетельство о государственной регистрации Базы Данных RUS № 2019620909 от 29.05.2021.

8. Tomczak M, Tomczak E, Kleka P, Lew R. Using power analysis to estimate appropriate sample size. Trends in Sport Sciences. 2014;1(21):195-206. http://www.tss.awf.poznan.pl/files/2_Trends_Vol_21_no_4_2014_195.pdf.

9. Peter_Statistics. Crash Course. Analysing a nominal and ordinal variable. Part 3c: Effect size. [Electronic resource]. Accessed Juny 22, 2021. URL: https://peterstatistics.com/CrashCourse/index.html.

10. Rea LM & Parker RA. Designing and conducting survey research: a comprehensive guide. San Francisco: Jossey-Bass Publishers. 2014:352. ISBN: 978-1-118-76703-0.

11. Coolican H. Research methods and statistics in psychology (5th Edition). Routledge. 2009:350-96. ISBN: 13: 978-0-340-98344-7.

12. Gingras Y, Larivière V, Macaluso B, Robitaille JP. The effects of aging on researchers’ publication and citation patterns. PLoS One. 2008;3(12):e4048. doi:10.1371/journal.pone.0004048.

13. Subramanian R, Nammalvar N. Age, Gender and Research Productivity: A Study of Speech and Hearing Faculty in India. J Scientometric Res. 2017;6(1):6-14. doi:10.5530/jscires.6.1.2.

14. Costas R, Leeuwen TN, Bordons M. A bibliometric classificatory approach for the study and assessment of research performance at the individual level: The effects of age on productivity and impact. J Am Society for Information Science and Technology. 2010;61(8):1564-81. doi:10.1002/asi.21348.

15. Falagas ME, Ierodiakonou V, Alexiou VG. At what age do biomedical scientists do their best work? FASEB J. 2008;22(12):4067-70. doi:10.1096/fj.08-117606.

16. Prpić K. Gender and productivity differentials in science. Scientometrics. 2002;55:27-58. doi:10.1023/A:1016046819457.

17. Джейкоб Дж., Ламари М. Детерминанты продуктивности научных исследований в сфере высшего образования: эмпирический анализ. Форсайт. 2012;6(3):40-9. doi:10.17323/1995-459X.2012.3.40.49.

18. Svider PF, Shah P, Folbe AJ, Eloy JA. Chapter 21. Gender Differences in Medical Research Productivity. In: Shoja MM, Arynchyna A, Loukas M, D’Antoni AV, Buerger SM, Karl M, Tubbs RS, eds. A Guide to the Scientific Career: Virtues, Communication, Research, and Academic Writing. 1st ed. JohnWiley & Sons, Inc; 2020;183-92. doi:10.1002/9781118907283.ch21.

19. Salthouse TA. Continuity of cognitive change across adulthood. Psychon Bull Rev. 2016;23:932-9. doi:10.3758/s13423-015-0910-8.

20. Lone FA, Hussain M. Gender Variations in Research Productivity: Insights from Scholarly Research. Library Philosophy and Practice (e-journal). 2017;1608. https://digitalcommons.unl.edu/libphilprac/1608.

21. Bentley P. Gender differences and factors affecting publication productivity among Australian university academics. Journal of Sociology. 2012;48(1):85-103. doi:10.1177/1440783311411958.

22. Gordon NJ, Nucci LP, West CK, et al. Productivity and Citations of Educational Research: Using Educational Psychology as the Data Base. Educational Researcher. 1984;13(7):14-20. doi:10.3102/0013189X013007014.


Об авторах

О. М. Драпкина
https://gnicpm.ru/o-czentre/biografiya-direktora-czentra-o-m-drapkinoj.html
ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины” Минздрава России
Россия

Драпкина Оксана Михайловна  — доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, директор

Москва

eLibrary SPIN: 4456-1297



Е. А. Поддубская
https://gnicpm.ru/science/ckim-science/centr.html
ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины” Минздрава России
Россия

Поддубская Елена Александровна  — кандидат медицинских наук, ученый секретарь, руководитель центра координации и  мониторинга научно-исследовательской деятельности

Москва

eLibrary SPIN: 2855-8335



В. Б. Розанов
ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины” Минздрава России
Россия

Розанов Вячеслав Борисович  — доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела фундаментальных и  прикладных аспектов ожирения

Москва

eLibrary SPIN: 6359-3735



Л. Г. Гасанова
ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины” Минздрава России
Россия

Гасанова Людмила Гашамовна — кандидат химических наук, старший научный сотрудник центра координации и мониторинга научно-исследовательской деятельности

Москва

eLibrary SPIN: 4925-8847 



Рецензия

Для цитирования:


Драпкина О.М., Поддубская Е.А., Розанов В.Б., Гасанова Л.Г. Влияние пола, возраста и стажа работы на показатели результативности научной деятельности работников медицинских исследовательских учреждений. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2021;20(7):2960. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2960

For citation:


Drapkina O.M., Poddubskaya E.A., Rozanov V.B., Gasanova L.G. Influence of sex, age and length of service on scientific productivity of medical research institution staff. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2021;20(7):2960. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2960

Просмотров: 137


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1728-8800 (Print)
ISSN 2619-0125 (Online)