Preview

Кардиоваскулярная терапия и профилактика

Расширенный поиск

Роль ультразвуковой оценки мышечной массы в диагностике саркопении у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями

https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2699

Полный текст:

Аннотация

Цель. Изучить преимущества оценки мышечной массы с помощью ультразвукового метода в сравнении с антропометрическим для ранней диагностики саркопении у пациентов >45 лет.

Материал и методы. В исследование включено 79 пациентов в возрасте 45-89 лет с ишемической болезнью сердца, артериальной гипертонией, сахарным диабетом 2 типа, хронической сердечной недостаточностью, ожирением 1-3 ст. Диагностика артериальной гипертонии проводилась по рекомендациям Европейского (2018) и Российского (2019) кардиологических обществ; ишемическая болезнь сердца — по клиническим рекомендациям Российского кардиологического общества (2020). Диагностика саркопении проводилась по критериям EWGSOP (European Working Group on Sarcopenia in Older People) 2010, и рекомендациям EWGSOP2 2018. Мышечная масса (ММ) определялась двумя способами: 1 — измерением толщины прямой мышцы живота (ТПМЖ) с помощью ультразвукового метода; и 2 — с помощью измерения мышечной окружности плеча (МОП) и окружности голени (ОГ). Мышечная сила определялась методом кистевой динамометрии. Мышечная функция определялась с помощью теста “скорости ходьбы на 4 м”.

Результаты. Исследование показало, что у пациентов >45 лет, госпитализированных в отделение неотложной кардиологии, индекс массы тела превышал значение 25 кг/м2 в 88,6% случаев. Частота выявления саркопении различной степени тяжести составила 55,7% (44 случая из 79). Различия в ТПМЖ, МОП и ОГ между группами пациентов без саркопении и с саркопенией были статистически значимы (р<0,001), но были меньше пороговых только для показателя ТПМЖ. Значения ТПМЖ прогрессивно снижались с нарастанием тяжести саркопении; статистически достоверно отличались при всех стадиях от показателя ТПМЖ у пациентов без саркопении (р<0,001) вне зависимости от индекса массы тела. Уменьшение ОГ ниже пороговых значений, определяющих снижение ММ, наблюдалось только при тяжелой саркопении, а МОП — и у мужчин, и у женщин только при тяжелой стадии саркопении. Статистически достоверных отличий для МОП и ОГ в зависимости от стадий саркопении у пациентов с избыточной массой тела и ожирением не выявлено.

Заключение. Определение ММ путем измерения ТПМЖ с помощью ультразвукового метода в сравнении с антропометрическим позволяет диагностировать саркопению у пациентов >45 лет с сердечно-сосудистыми заболеваниями и ожирением на более ранних стадиях и своевременно рекомендовать профилактические мероприятия.

Об авторах

А. С. Ерохина
Смоленский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Ерохина Анна Сергеевна — ассистент кафедры общей врачебной практики, поликлинической терапии с курсом гериатрии ФДПО.

Смоленск.

Тел.: +7 (960) 579-14-37



Е. Д. Голованова
Смоленский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Голованова Елена Дмитриевна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой общей врачебной практики, поликлинической терапии с курсом гериатрии ФДПО.

Смоленск.



М. А. Милосердов
Смоленский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Милосердов Максим Алексеевич — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры неврологии и нейрохирургии.

Смоленск.



Список литературы

1. Cruz-Jentoft AJ, Baeyens JP, Bauer JM, et al. Sarcopenia: European consensus on definition and diagnosis: report of the European Working Group on Sarcopenia in Older People. Age Ageing, 2010;39:412-23. doi:10.1093/ageing/afq034.

2. Зоткин Е. Г., Сафонова Ю. А., Шкиреева С.Ю. Возраст-ассоциированная саркопения: определение, диагностика и подходы к профилактике. Фарматека. 2013;2:33-8.

3. Давузов Р. Р., Сабиров И. С., Цой Л. Г. и др. Саркопенический синдром: современный взгляд на проблему (Обзор литературы). Вестник КРСУ. 2018;18(2):104-8.

4. Beard JR, Officer AM, Cassels AK, et al. The world report on ageing and health. The Gerontologist. 2016;56(2):163-6. doi:10.1093/geront/gnw037.

5. Дроздов А. В. Люди старше 60 лет составят более четверти населения России к 2030 году. ТАСС Электронный ресурс. https://tass.ru/obschestvo/5907395 (13 дек 2018).

6. Anker SD, Morley JE, von Haehling, et al. Welcome to the ICD10 code for sarcopenia. Cachexia, sarkopenia and muscle. 2016;7(5):512-4. doi:10.1002/jcsm.12147.

7. Alfonso JCJ, Gulistan B, Juergen MB, et al. Sarcopenia: revised European consensus on definition and diagnosis. Age Ageing. 2019;48(1):16-31. doi:10.1093/ageing/afy169.

8. Cruz-Jentoft AJ, Bahat G, Bauer J, et al. Sarcopenia: revised European consensus on definition and diagnosis. Age Ageing. 2019;48(1):16-31. doi:10.1093/ageing/afy169.

9. Ткачева О. Н., Котовская Ю. В., Рунихина Н. К. и др. Клинические рекомендации “Старческая астения”. Российский журнал гериатрической медицины. 2020;1:11-46. doi:10.37586/2686-8636-1-2020-11-46.

10. Ido A, Nakayama Y, Ishii K, et al. Ultrasound-derived abdominal muscle thickness better detects metabolic syndrome risk in obese patients than skeletal muscle index measured by dualenergy X-ray absorptiometry. PLoS One. 2015;10(12):0143858. doi:10.1371/journal.pone.0143858.

11. Sanada K, Kuchiki T, Miyachi M, et al. Effects of age on ventilator threshold and peak oxygen uptake normalized for regional skeletal muscle mass in Japanese men and women aged 20-80 years. Eur J Appl Physiol. 2007;99(5):475-83. doi:10.1056/NEJMc2001737.

12. Nijholt W, Scafoglieri A, Jager-Wittenaar H, et al. The reliability and validity of ultrasound to quantify muscles in older adults: a systematic review. J Cachexia Sarkopenia Muscle. 2017;8(5):702-12. doi:10.1002/jcsm.12210.

13. Akin S, Mucuk S, Ozturk A, et al. Muscle function-dependent sarcopenia and cut-off values of possible predictors in community-dwelling Turkish elderly: calf circumference, midarm muscle circumference and walking speed. Eur J Clin Nutr. 2015;69(10):1087-90. doi:10.1038/ejcn.2015.42.

14. Dodds RM, Syddall HE, Cooper R, et al. Grip strength across the life course: normative data from twelve British studies. PLoS One. 2014;9(12):113637. doi:10.1371/journal.pone.0113637.

15. Григорьева И. И., Раскина Т. А., Летаева М. В. и др. Саркопения: особенности патогенеза и диагностики. Фундаментальная и клиническая медицина. 2019;4(4):105-16. doi:10.23946/2500-0764-2019-4-4-105-116.

16. С. Н., Заводчиков А. А., Лаврухина А. А. и др. Клиническое значение саркопении и миопении. Клиническая геронтология. 2015;5(6):46-50.

17. Ryall JG, Schertzer JD, Lynch GS. Cellular and molecular mechanisms underlying agerelated skeletal muscle wasting and weakness. Biogerontology. 2008;9(4):213-28. doi:10.1007/s10522-008-9131-0.


Для цитирования:


Ерохина А.С., Голованова Е.Д., Милосердов М.А. Роль ультразвуковой оценки мышечной массы в диагностике саркопении у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2021;20(3):2699. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2699

For citation:


Erokhina A.S., Golovanova E.D., Miloserdov M.A. Ultrasound assessment of muscle mass in the diagnosis of sarcopenia in cardiovascular patients. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2021;20(3):2699. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-2699

Просмотров: 52


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1728-8800 (Print)
ISSN 2619-0125 (Online)