Preview

Кардиоваскулярная терапия и профилактика

Расширенный поиск

Вклад артериальной гипертонии и других факторов риска в выживаемость и смертность в российской популяции

https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-3003

Полный текст:

Аннотация

Цель. Изучить вклад артериальной гипертонии (АГ) в выживаемость и смертность в российской популяции наряду с другими факторами, формирующими уровень смертности в РФ.

Материал и методы. В когорту проспективного наблюдения вошли представительные выборки из 11 регионов РФ (мужчины и женщины 25-64 лет, n=18251) обследованные в 2012-2014гг в рамках одномоментного исследования ЭССЕ-РФ (Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний и их факторов риска в регионах Российской Федерации). Обследование включило вопросник (12 модулей), антропометрические измерения, измерение артериального давления (АД), биохимический анализ крови. АГ определялась при уровне систолического АД ≥140 мм рт.ст. и/или диастолического АД ≥90 мм рт.ст., или при приеме обследуемым антигипертензивных препаратов (АГП). Под эффективностью лечения понимали долю лиц (%), достигших целевых значений АД, среди принимающих АГП. В зависимости от статуса АГ все обследованные были разделены на 4 группы: 1) лица без АГ; 2) имеющие АГ, принимающие АГП и имеющие систолическое АД ≤140 мм рт.ст. и диастолическое АД ≤90 мм рт.ст., (лечатся эффективно); 3) имеющие АГ, принимающие лекарства, но не контролирующие АД (лечатся неэффективно); 4) лица с АГ, не принимающие АГП. Жизненный статус когорты уточнялся раз в 2 года. Для анализа выживаемости использованы кривые дожития Каплана-Мейера, а также однофакторные и многофакторные модели пропорциональных рисков Кокса.

Результаты. Наличие АГ статистически значимо снижает выживаемость (p<0,001) в когорте, что значимо при поправке на возраст (мужчины — относительный риск (ОР)=1,47, р<0,001, женщины — ОР=1,17, р<0,001). В многофакторной модели для общей смертности значимы мужской пол (ОР=2,3 р<0,001) и увеличение возраста, курение, тахикардия, АГ только для мужчин, но не для женщин. Для женщин дополнительно — отсутствие высшего образования. Наличие АГ достоверно ухудшает сердечно-сосудистую выживаемость у лиц обоего пола (p0,0001). Наличие АГ увеличивает риск наступления комбинированной конечной точки как для мужчин, так и для женщин (р 0,001). Анализ кривых Каплана-Мейера показал худшую выживаемость у лиц, имеющих АГ, принимающих антигипертензивные препараты, но не достигающих целевых уровней АД.

Заключение . Наличие гипертонии значительно ухудшает выживаемость мужчин и женщин, особое внимание медицинского сообщества должно быть сосредоточено на увеличении доли эффективно леченных пациентов с гипертонией, эффективно лиц с гипертонией.

Для цитирования:


Баланова Ю.А., Шальнова С.А., Куценко В.А., Имаева А.Э., Капустина А.В., Муромцева Г.А., Евстифеева С.Е., Максимов С.А., Карамнова Н.С., Яровая Е.Б., Кулакова Н.В., Калачикова О.Н., Черных Т.М., Белова О.А., Артамонова Г.В., Индукаева Е.В., Гринштейн Ю.И., Либис Р.А., Дупляков Д.В., Ротарь О.П., Трубачева И.А., Серебрякова В.Н., Ефанов А.Ю., Конради А.О., Бойцов С.А., Драпкина О.М. Вклад артериальной гипертонии и других факторов риска в выживаемость и смертность в российской популяции. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2021;20(5):3003. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-3003

For citation:


Balanova Yu.A., Shalnova S.A., Kutsenko V.A., Imaeva A.E., Kapustina A.V., Muromtseva G.A., Evstifeeva S.E., Maksimov S.A., Karamnova N.S., Yarovaya E.B., Kulakova N.V., Kalachikova O.N., Chernykh T.M., Belova O.A., Artamonova G.V., Indukaeva E.V., Grinshtein Yu.I., Libis R.A., Duplyakov D.V., Rotar O.P., Trubacheva I.A., Serebryakova V.N., Efanov A.Yu., Konradi A.O., Boytsov S.A., Drapkina O.M. Contribution of hypertension and other risk factors to survival and mortality in the Russian population. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2021;20(5):3003. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-3003

Введение

В современном мире артериальная гипертония (АГ) относится к глобальным проблемам общественного здравоохранения. При наличии современных методов диагностики и лечения, нерешенной проблемой, по-прежнему, является недостаточный охват лечением и недостижение целевых показателей артериального давления (АД) [1-3]. АГ представляет собой не только медицинскую, но и значительную экономическую проблему, являясь не только самостоятельным заболеванием, но и фактором риска (ФР) хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ). Экономический ущерб АГ, обусловленный ее вкладом в заболеваемость и смертность от основных ХНИЗ в РФ, в 2016г составил >869936,0 млн руб., где основной ущерб приходится на непрямые потери в экономике [4].

Международные и отечественные рекомендации подчёркивают необходимость раннего выявления АГ и агрессивного снижения АД до целевого уровня. В странах, где АД контролируется лучше, к примеру, в Австрии, Германии, Финляндии и Франции, отмечена наиболее низкая смертность от инсульта. Обратная ситуация наблюдается в странах, где АД контролируется хуже — в Венгрии, Беларуси, странах Прибалтики. Актуальна эта проблема и в РФ, где менее четверти имеющих АГ контролирует уровень АД [3][5]. Как показал метаанализ, включивший рандомизированные плацебо-контролируемые исследования, снижение АД на 10 мм рт.ст. уменьшает риск инсульта на 27%, ишемической болезни сердца (ИБС) — на 17%, хронической сердечной недостаточности — на 28% и смерти от всех причин — на 17% [6].

Изучение вклада в смертность уровней АД и статуса АГ, наряду с другими факторами, имеет важное значение, в т.ч. для поиска воздействия на снижение АГ в России. Для понимания вклада ФР в смертность российским учёным важны данные именно отечественных исследований, изучающих российские когорты. Традиционно серьёзные эпидемиологические работы проводятся учёными Сибири. В рамках проекта Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) MONICA (Monitoring trends and determinants in Cardiovascular disease) с 1984-85 по 1994-95гг в Новосибирске выполнялось когортное исследование, в котором изучали частоту АГ в зависимости от уровня АД и оценивали 10 летний суммарный риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Проведенный анализ позволил установить, что среди имеющих АГ риск смерти повышается от меньших уровней АД к более высоким. Кроме того, как отмечают Симонова Г.И. и др. (2006) [7], риск смерти от ССЗ выше среди мужчин, что может быть обусловлено лучшим контролем АД среди женской части когорты. Акимова Е.В. и др. (2013) [8] по результатам 12-летнего проспективного наблюдения, выполненного на представительной выборке жителей г. Тюмени 25-64 лет, показали, что относительный риск (ОР) смерти от ССЗ возрастает от уровней систолического АД (САД) ≥141 мм рт.ст. и диастолического АД (ДАД) ≥86 мм рт.ст. Риск сердечно-сосудистых событий статистически значимо возрастает у женщин от уровней САД ≥152 мм рт.ст., ДАД ≥95 мм рт.ст. Более существенный вклад в атрибутивный риск смерти от ССЗ вносит повышенное САД в сравнении с ДАД. 26-летнее наблюдение московской когорты, осуществляемое в стенах ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России (НМИЦ ТПМ), выявило, что лица, имеющие повышенное САД, живут меньше, чем не имеющие этого ФР: мужчины на 12,2 лет, женщины на 12,3 лет; повышенное ДАД имеет несколько меньшее значение — 8,5 и 6,4 лет, соответственно [9]. Вместе с тем, на популяционном уровне для снижения риска смерти значимую роль играет не столько факт получения антигипертензивных препаратов (АГП), сколько достижение целевых цифр АД. Долгалёв И.В. и др. (2019) провели 27-летнее когортное проспективное исследование неорганизованной популяции г. Томска (мужчины — 630, женщины — 916 человек в возрасте 20-59 лет), в котором изучали влияние АГ, курения и сочетания этих факторов на смертность. Наличие АГ оказывает значимое влияние на общую смертность (ОС) (ОР=2,2), причём значимо как для мужчин (ОР=1,89), так и для женщин (ОР=2,54). В сочетании с курением риск ОС удваивается [10]. Выборка, сформированная в г. Рязани в рамках исследования МЕРИДИАН-РО (ЭпидеМиологичЕское исследование состояния здоРовья И повеДенческИх факторов рискА у Населения Рязанской Области), составила когорту проспективного наблюдения (n=1622, 36 мес. наблюдения). Филиппов Е.В. и др. (2019), анализируя взаимосвязь ФР и исходов, указали достоверное влияние АГ, как наиболее значимого среди других ФР на комбинированную конечную точку — смерть от любых причин + нефатальный ишемический инсульт + нефатальный инфаркт миокарда (ИМ) [11].

Общеизвестно, что когортные исследования чрезвычайно сложны и трудоёмки в исполнении. Установление контакта с лицами, входящими в когорту, уточнение их жизненного статуса и наличия фатальных или нефатальных событий представляют собой кропотливую и многокомпонентную работу, требующую серьезного финансирования. Поэтому большинство работ, выполняющихся в РФ, анализируют данные какого-то одного региона. Исследование ЭССЕ-РФ (Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний и их факторов риска в регионах Российской Федерации) является уникальным по возможности получить данные проспективного наблюдения в масштабе 11 регионов РФ.

Таким образом, целью настоящего исследования стало изучение вклада АГ в выживаемость и смертность в российской популяции наряду с другими факторами, формирующими уровень смертности в РФ.

Материал и методы

Материалом для анализа явились представительные выборки населения из 11 регионов РФ в возрасте 25-64 лет, обследованные в 2012-2014гг в рамках исследования ЭССЕ-РФ.

В исследовании ЭССЕ-РФ была использована систематическая стратифицированная многоступенчатая выборка, сформированная по территориальному принципу методом Киша. Методология формирования выборки была детально описана ранее [12]. Отклик в исследовании составил ~80%. Исследование получило одобрение Этических комитетов трех федеральных центров: Государственный научно-исследовательский центр профилактической медицины (в настоящее время — ФГБУ НМИЦ ТПМ Минздрава России); Федеральный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова в настоящее время НМИЦ им. В.А. Алмазова; Российский кардиологический научно-производственный комплекс (в настоящее время — НМИЦ кардиологии). Все участники подписали письменное информированное согласие на проведение обследования.

Обследуемые были опрошены по вопроснику, сформированному по модульному принципу (12 модулей) на основе адаптированных международных методик. Он содержит информацию о социально-демографических характеристиках, экономических условиях жизни, поведенческих привычках, анамнестических данных. Измерение АД проводилось на лучевой артерии свободно лежащей на столе правой руки обследуемого автоматическим тонометром Omron М3 Expert (Япония) в положении сидя, после 5-минутного отдыха, с использованием манжеты соответствующего размера. Уровень АД измерялся двукратно с интервалом ~2-3 мин. При последующем анализе учитывалось среднее из двух измерений. АГ диагностировали при уровне САД ≥140 мм рт.ст. и/или ДАД ≥90 мм рт.ст., или при приеме обследуемым АГП. Под эффективностью лечения понимали долю лиц (%), достигших целевых значений АД, среди принимающих АГП.

В зависимости от статуса АГ все обследованные были разделены на 4 группы:

1) лица без АГ;

2) имеющие АГ, принимающие АГП и имеющие САД ≤140 мм рт.ст. и ДАД ≤90 мм рт.ст., (лечатся эффективно);

3) лица с АГ, не принимающие АГП;

4) имеющие АГ, принимающие лекарства, но не достигающие целевых уровней АД (лечатся неэффективно).

В анализ включали пол, возраст, уровень дохода в категориях низкий, средний и выше среднего, уровень образования (высшее, среднее, ниже среднего), тип поселения (село/город), злоупотребление алкоголем (>168 г/нед. этанола для мужчин и >84 г/нед. для женщин), курение (не курит/бросил/курит), ожирение — индекс массы тела ≥30 кг/м2, наличие абдоминального ожирения (АО) (окружность талии ≥102 см для мужчин и ≥88 см женщин), липидный профиль: уровень холестерина (ХС) липопротеинов высокой плотности (ЛВП) и ХС липопротеинов низкой плотности (ЛНП), триглицеридов (ТГ), а также наличие в анамнезе сахарного диабета 2 типа (СД-2), ИМ, инсульта. Неблагоприятный липидный профиль (дислипидемия) диагностировался при уровнях: ХС ЛВП ≤1,0/1,2 ммоль/л для мужчин/женщин, соответственно, ХС ЛНП ≥3,0 ммоль/л и ТГ ≥1,7 ммоль/л.

Из обследованных была сформирована когорта для проспективного наблюдения. В когорту вошли представительные выборки из 11 регионов РФ (n=18251, возраст 25-64 лет). Жизненный статус каждого обследованного уточнялся 1 раз в 2 года (рисунок 1) с занесением в специальную форму. Данные собирались каждым регионом участником и передавались в федеральный центр (НМИЦ ТПМ). С помощью лечебно-профилактических учреждений, территориальных фондов обязательного медицинского страхования или личного (телефонного) контакта была собрана информация о нефатальных событиях — сердечно-сосудистых осложнениях и новых случаях ССЗ. Причины смерти устанавливались через территориальные Фонды обязательного медицинского страхования, управление Росстата (медицинские свидетельства о смерти), лечебно-профилактических учреждений (учёт выбытия), личный (телефонный) контакт с семьёй обследованного. В случае смерти участника исследования причины смерти кодировались по МКБ-10 (Международной классификации болезней).

Рис. 1 Схема проспективного наблюдения.

За 6-летний период наблюдения умерли 393 (2,2%) человека, из них от CCЗ — 141 чел., из них ИБС стала причиной смерти у 82 чел., инсульт — 39 чел. Потеряны (нет контакта) — 274 (1,5%) человека.

Статистический анализ проведен c помощью среды R 3.6.1 с открытым исходным кодом. Для оценки вероятности выживаемости к определенному моменту времени использованы кривые дожития Каплана-Мейера. Сравнение двух кривых дожития проводилось с помощью лог-рангового критерия. При сравнении трёх и более кривых дожития применялась поправка Холма на множественные сравнения. Модель пропорциональных рисков Кокса (регрессия Кокса) использовалась для прогнозирования риска наступления смерти (как общей, так и от ССЗ) или риска наступления неблагоприятного события (ИБС, включая ИМ, инсульта, реваскуляризации или смерти от ССЗ) и оценки влияния заранее определенных независимых переменных на этот риск. Уровень значимости для всех проверяемых гипотез принимался равным 0,05.

Результаты

Выполнен анализ выживаемости в российской популяции в зависимости от наличия АГ. Кривые дожития Каплана-Мейера при наличии АГ располагаются статистически значимо ниже в сравнении с кривыми без таковой как среди мужчин (p<0,0001), так и среди женщин (p<0,001) (рисунок 2). Модель Кокса с поправкой на возраст оставляет значимым наличие АГ как для мужчин (ОР=1,47, р<0,001), так и для женщин (ОР=1,17, р<0,001).

Рис. 2 Выживаемость в зависимости от наличия АГ среди мужчин и женщин 25-64 лет в российской популяции.

Для понимания места АГ среди других факторов, значимых для ОС, выполнен анализ с помощью модели пропорциональных рисков (таблица 1). Значимыми для российской популяции являются, безусловно, мужской пол (ОР=2,3 р<0,001) и увеличение возраста, а также отсутствие высшего образования (ВО) (образование ниже среднего незначимо, возможно, из-за низкого числа лиц в группе). Среди поведенческих ФР значимо курение, а для мужчин и курение в прошлом, тогда как алкоголь незначим.

Таблица 1

ОР общей смертности среди мужчин и женщин 25-64 лет в российской популяции (модель Кокса)


Примечание: ЧСС — частота сердечных сокращений, ИзбПС — избыточное потребление соли.

Обращает на себя внимание значимость тахикардии как для мужчин (ОР=2,07, р<0,001), так и для женщин (ОР=1,69, р<0,001). Весомый вклад вносят имеющиеся/перенесённые заболевания — ИМ, инсульт, наличие тревоги, у женщин дополнительно — СД-2 и депрессии, у мужчин — АО. Среди биохимических показателей значимы гиперурикемия и гипертриглицеридемия для женщин, повышенные уровни ХС ЛНП и С-реактивного белка (СРБ) для мужчин.

В многофакторной модели исключены СРБ и гиперурикемия, т.к. исследование этих показателей выполнялось не во всех регионах. В этой модели для мужчин исчезает значимость образования, перенесённого инсульта и курения в прошлом; значимым остаётся курение в настоящее время. Наличие АГ также осталось значимым для мужчин, но не для женщин. Для женщин в многофакторном анализе появилась значимость отсутствия ВО, но незначимы стали тревога и СД-2.

Наличие АГ достоверно ухудшает сердечно-сосудистую выживаемость у обоих полов (p<0,0001) (рисунок 3).

Рис. 3 Сердечно-сосудистая выживаемость в зависимости от наличия АГ среди мужчин и женщин 25-64 лет в российской популяции (p<0,0001).

В модели пропорциональных рисков Кокса были проанализированы связи АГ и других факторов, влияющих на уровень сердечно-сосудистой смертности (таблица 2). Среди женщин возраста 25-34 года смертей не отмечено и в отношении возраста выполнено объединение — референсной стала группа женщин 25-44 года. Значимым остаётся мужской пол (ОР=2,88, р<0,001) — даже в большей степени, чем для ОС. Для сердечно-сосудистой смертности для женщин значимыми дополнительно становятся проживание в селе, ожирение и гипертриглицеридемия. Для мужчин исчезает значимость тревоги и перенесённого инсульта. Вместе с тем для обоих полов выявлены достоверные положительные связи АГ и сердечно-сосудистой смертности.

Таблица 2

ОР сердечно-сосудистой смертности среди мужчин и женщин 25-64 лет в российской популяции


Примечание: ЧСС — частота сердечных сокращений, ИзбПС — избыточное потребление соли.

В многофакторном анализе показано, что значимость возраста несколько снижается. Для мужчин остаётся значимым проживание в городе, отсутствие высокого дохода, курение в настоящий момент, тахикардия и инсульт в анамнезе. Интересно, что значимость АГ уходит. Для женщин значимыми для сердечно-сосудистой смертности остаются курение, тахикардия и, по-прежнему, наличие АГ.

Изучение вклада АГ было выполнено с учётом комбинированной конечной точки, включавшей смерть от ССЗ, а также нефатальные события — ИМ, инсульты в когорте. Кривые выживаемости мужчин и женщин, имеющих АГ, располагаются статистически значимо ниже, чем у лиц без заболевания p<0,0001 (рисунок 4). Наличие АГ увеличивает риск наступления комбинированной конечной точки как для мужчин, так и для женщин (p<0,001). Причём это влияние выражено сильнее, чем на ОС и сердечно-сосудистую смертность — модель Кокса с поправкой на возраст оставляет значимым наличие АГ как для мужчин (ОР=1,57, р<0,001), так и для женщин (ОР=2,38, р<0,001).

Рис. 4 Выживаемость в зависимости от наличия АГ с учетом нефатальных конечных точек среди мужчин и женщин 25-64 лет в российской популяции (p<0,0001).

Для более углублённого анализа были построены кривые Каплана-Мейера в зависимости от статуса АГ для ОС и смертности от ССЗ. Кривая выживаемости у мужчин (рисунок 5 А), не имеющих АГ (красная кривая), располагается достоверно выше, чем у лиц с заболеванием. Кривые выживаемости у лиц, не принимающих препараты (голубая кривая) и лечащихся эффективно (зеленая кривя), располагаются ниже красной кривой, но не различаются между собой. Худшая выживаемость — у имеющих АГ, но неэффективно лечащихся (лиловая кривая). У женщин в целом кривые дожития имеют более пологую форму. Однако и у женщин неэффективное лечение статистически значимо ухудшает выживаемость (рисунок 5 Б).

Рис. 5 Выживаемость в зависимости от статуса АГ среди мужчин (А) и женщин (Б) 25-64 лет в российской популяции*.
Примечание: * — различия кривых: Женщины ВСЕ с 4й; Мужчины (нет различий только между 2 и 3
1-2 p=0,018; 1-3 p=0,001; 1-4 p=0,000; 2-3 p=0,834; 2-4 p=0,018; 3-4 p=0,000
Цветное изображение доступно в электронной версии журнала.

После анализа с помощью моделей пропорциональных рисков Кокса с поправкой на возраст значимо ассоциированной с ОС осталась лишь группа неэффективного лечения независимо от возраста (таблица 3).

Таблица 3

ОР общей смертности в зависимости от статуса АГ заболеваний среди мужчин и женщин 25-64 лет в российской популяции (модель Кокса c поправкой на возраст)

Обсуждение

Нарастающее бремя ХНИЗ в РФ, как и во многих странах мира, обуславливает увеличение нагрузки на систему здравоохранения. Интерес к АГ со стороны медицинской общественности неслучаен. АГ в РФ — одно из распространённых и социально-значимых заболеваний [3][5], кроме того — один из важных модифицируемых ФР ССЗ [13]. Всестороннее изучение АГ — важная составляющая стратегии по снижению смертности в РФ. Изучить характеристики АГ позволяет формат эпидемиологических исследований с последующим проспективным наблюдением. Вклад повышенного АД в снижение продолжительности жизни в российской популяции весьма высок — в московской когорте он составляет >12 лет для САД [9], значимость АГ для увеличения ОС и смертности от ССЗ демонстрируют работы, выполненные на региональном уровне — в Томске, Новосибирске, Рязани [7][10][11]. Исследование, выполненное в Шанхае с 2002 по 2020гг и включившее 223097 пациентов с АГ, продемонстрировало, что на частоту возникновения сердечно-сосудистых событий в когорте влияние оказывает увеличение возраста пациентов с АГ, степень АГ и длительность анамнеза заболевания и подчеркнуло важность контроля АД для снижения риска осложнений [14].

Настоящий анализ продемонстрировал, что наличие АГ достоверно ухудшает показатели выживаемости в РФ, в т.ч. сердечно-сосудистой, и подчеркнул роль АГ не только как заболевания, но и как мощного ФР ХНИЗ. Риск развития нефатальных сердечно-сосудистых событий при наличии АГ также увеличен. Отдельного внимания заслуживают кривые выживаемости в зависимости от статуса АГ — категория неэффективно леченых больных имеет статистически значимо более низкие показатели в сравнении с теми, кто лечится эффективно и не лечится совсем. Этот факт удручает, поскольку демонстрирует недоработки врачей по подбору эффективной антигипертензивной терапии; вместе с тем он подчеркивает важность включения таких больных в систему диспансерного наблюдения, где им будет уделено более пристальное внимание.

В РФ после двух значимых скачков уровня смертности, наблюдаемых в 1990-1993гг в 1998- 2003гг, наблюдается плавное снижение этого показателя. Как отмечают Бойцов С.А. и др. (2018), в большей мере это снижение произошло за счёт снижения смертности от ССЗ [15]. Несмотря на рост распространённости АГ в РФ, за 20-летний период значимо увеличился охват лечением больных АГ и его эффективность [5]. За период, прошедший с момента проведения Федеральной целевой программы “Профилактика и лечение АГ в РФ”, снизилась доля лиц с высокими цифрами давления (≥160/95 мм рт.ст.) преимущественно за счёт женской части популяции; увеличилась доля лиц, контролирующих АД, среди всех имеющих АГ — с 14,9 до 23,1% [3][5]. Снижение популяционного уровня АД и улучшение контроля АГ в значительной мере могут способствовать снижению смертности от ССЗ, что продемонстрировано в Чешской популяции [16]. Роль снижения САД в значимом уменьшении риска развития ССЗ и ОС отражена в систематическом обзоре с метаанализом, выполненном Bundy JD, et al. (2017), где минимальный риск отмечен при уровне САД 120-124 мм рт.ст. [17], значимость контроля АГ для снижения смертности от ССЗ отображена в работе Brunström М, et al. (2018) [18]. В систематическом обзоре с метаанализом Sakima A, et al. (2019), показано, что достижение АД <130/80 мм рт.ст. (что несколько ниже существующих в РФ пороговых значений) связано со значительным сокращением основных сердечнососудистых событий [19]. На московской когорте >55 лет, наблюдаемой в НМИЦ ТПМ, была показана значимая ассоциация повышенного уровня АД, особенно среди получающих лечение, со смертностью от всех причин и от ССЗ [20].

Таким образом, перед медицинской общественностью в РФ стоит большая и трудная задача — увеличение доли эффективно леченных лиц среди имеющих АГ и, как следствие, — рост числа контролирующих АД. В настоящий момент в РФ среди всех лиц с АГ эффективно лечится около половины лиц, находящихся на АГП, а контролируют АД лишь каждый седьмой мужчина и каждая четвертая женщина [3][5], тогда как в США и Канаде — 71 и 82%, соответственно [21]. Факторы, ассоциированные с неэффективным лечением АГ в РФ, были детально проанализированы в работе Шальновой С.А. и др. [22] и позволили описать портрет таких больных — это пациенты пожилого возраста, имеющие ожирение, чаще злоупотребляют алкоголем — как мужчины, так и женщины. В 2 раза чаще у них отмечается тахикардия. Воздействие на эти ФР на популяционном уровне также является значимым ресурсом по увеличению контроля АГ в РФ, что дает дополнительный ресурс по снижению смертности. При достоверном снижении выживаемости при наличии АГ, особое внимание врача должно быть приковано к неэффективно лечащимся больным, что может быть решено в рамках диспансерного наблюдения.

Отношения и деятельность: все авторы заявляют об отсутствии потенциального конфликта интересов, требующего раскрытия в данной статье.

#Региональные исполнители исследования ЭССЕ-РФ, участвовавшие в сборе и первичной обработке одномоментного и проспективного фрагментов исследования ЭССЕ-РФ: Вологда: Ильин В.А., Калашников К. Н., Попов А.В.; Воронеж: Бондарцов Л.В., Фурменко Г. И.; Владивосток: Мокшина М.В., Невзорова В.А., Родионова Л.В., Шестакова Н.В.; Иваново: Романчук С.В., Шутемова Е.А.; Красноярск: Байкова О.А., Данилова Л.К., Евсюков А.А., Косинова А.А., Петрова М.М., Руф Р.Р., Шабалин В.В., Филоненко И.В.; Санкт-Петербург: Баранова Е.И.; Томск: Карпов Р.С., Кавешников В.С.; Тюмень: Сторожок М.А., Шалаев С.В.; Кемерово: Барбараш О.Л., Данильченко Я.В., Мулерова Т.А., Табакаев М.В.

Список литературы

1. Шальнова С. А., Деев А. Д., Баланова Ю. А. и др. Двадцатилетние тренды ожирения и артериальной гипертонии и их ассоциации в России. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2017;16(4):4-10. doi:10.15829/1728-8800-2017-4-4-10.

2. Шальнова С.А., Деев А.Д., Баланова Ю. А. и др. Лечение гипертонии у пациентов высокого риска. Монотерапия или комбинация? Лечащий врач. 2017; 7:17-23.

3. Бойцов С. А., Баланова Ю.А., Шальнова С.А. и др. Артериальная гипертония среди лиц 25-64 лет: распространенность, осведомленность, лечение и контроль. По материалам исследования ЭССЕ. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014;14(4):4-14. doi:10.15829/1728-8800-2014-4-4-14.

4. Баланова Ю. А., Концевая А. В., Мырзаматова А. О. и др. Экономический ущерб от артериальной гипертонии, обусловленный ее вкладом в заболеваемость и смертность от основных хронических неинфекционных заболеваний в Российской Федерации. Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2020;16(3):415-23. doi:10.20996/1819-6446-2020-05-03.

5. Баланова Ю. А., Шальнова С. А., Имаева А. Э. и др. Распространенность артериальной гипертонии, охват лечением и его эффективность в Российской Федерации (данные наблюдательного исследования ЭССЕ-РФ-2). Рациональная Фармакотерапия в Кардиологии. 2019;15(4):450-66. doi:10.20996/1819-6446-2019-15-4-450-466.

6. Ettehad D, Emdin CA, Kiran A, et al. Blood pressure lowering for prevention of cardiovascular disease and death: a systematic review and meta-analysis. The Lancet. 2016;387(10022):957-67. doi:10.1016/S0140-6736(15)01225-8.

7. Симонова Г. И., Никитин Ю. П., Глушанина О. М. и др. Артериальная гипертония и риск сердечно-сосудистой смертности в городской сибирской популяции. Сибирский научный медицинский журнал. 2006;4(122):88-92.

8. Акимова Е. В., Пушкарев Г. С., Гафаров В.В. и др. Риск сердечно-сосудистой смерти в зависимости от уровней артериального давления у мужчин и женщин Тюмени: результаты 12-летнего проспективного исследования. Терапевтический архив. 2013;85(3):70-4.

9. Константинов В. В., Деев А. Д., Баланова Ю. А. и др. Профиль риска сердечно-сосудистого здоровья и его вклад в выживаемость у мужчин и женщин Москвы в возрасте 35-64 лет. Профилактическая медицина. 2013;16(1):3-7.

10. Долгалёв И. В., Бразовская Н. Г., Иванова А. Ю. и др. Влияние артериальной гипертензии, курения и их сочетания на смертность (по результатам 27-летнего когортного проспективного исследования неорганизованной популяции г. Томска). Российский кардиологический журнал. 2019;(1):32-7. doi:10.15829/1560-4071-2019-1-32-37.

11. Филиппов Е. В., Воробьев А. Н., Добрынина Н. В. и др. Неблагоприятные сердечно-сосудистые исходы и их связь с факторами риска по данным проспективного исследования МЕРИДИАН-РО. Российский кардиологический журнал. 2019;(6):42-8. doi:10.15829/1560-4071-2019-6-42-48.

12. Научно-организационный комитет проекта ЭССЕ-РФ. Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России (ЭССЕ-РФ). Обоснование и дизайн исследования. Профилактическая медицина. 2013;16(6):25-34.

13. Danaei G, Lu Y, Singh GM. Cardiovascular disease, chronic kidney disease, and diabetes mortality burden of cardiometabolic risk factors from 1980 to 2010: a comparative risk assessment. Global Burden of Metabolic Risk Factors for Chronic Diseases Collaboration. Lancet Diabetes & Endocrinology. 2014;2(8):634-47.

14. Li Al, Zhu S, Hu Zh, et al. The distribution and epidemic characteristics of cerebrovascular disease in followed-up hypertension patients. Sci Rep 2021;11:9366. doi:10.1038/ s41598-021-88127-5.

15. Бойцов С.А., Шальнова С.А., Деев А.Д. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в Российской Федерации и возможные механизмы ее изменения. Журнал неврологии и психиатрии. 2018;8:98-103. doi:10.17116/jnevro201811808198.

16. Ci'fkova R, Skodova Z, Bruthans J, et al. Longitudinal trends in cardiovascular mortality and blood pressure levels, prevalence, awareness, treatment, and control of hypertension in the Czech population from 1985 to 2007/2008. J Hypertens. 2010;28(11):2196-203.

17. Bundy JD, Li C, Stuchlik P, et al. Systolic blood pressure reduction and risk of cardiovascular disease and mortality: a systematic review and network meta-analysis. JAMA Cardiol. 2017;2(7):775-81. doi:10.1001/jamacardio.2017.1421.

18. Brunstrom M, Carlberg B. Association of blood pressure lowering with mortality and cardiovascular disease across blood pressure levels a systematic review and meta-analysis. JAMA Intern Med. 2018;178(1):28-36. doi:10.1001/jamainternmed.2017.6015.

19. Sakima A, Satonaka H, Nishida N, et al. Optimal blood pressure targets for patients with hypertension: a systematic review and meta-analysis. Hypertension Research. Hypertension Res. 2019;42(4):483-95. doi:10.1038/s41440-018-0123-4.

20. Имаева А. Э., Баланова Ю. А., Капустина А. В. и др. Влияние артериального давления на смертность мужчин и женщин среднего и пожилого возраста: когортное исследование. Экология человека. 2020;9:49-56. doi:10.33396/1728-0869-2020-9-49-56.

21. Joffres M, Falaschetti E, Gillespie C, et al. Hypertension prevalence, awareness, treatment and control in national surveys from England, the USA and Canada, and correlation with stroke and ischaemic heart disease mortality: a crosssectional study. BMJ Open. 2013;3:e003423. doi:10.1136/ bmjopen-2013-003423.

22. Шальнова С.А., Конради А.О., Баланова Ю.А. и др. Какие факторы влияют на контроль артериальной гипертонии в России. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2018;17(4):53-60. doi:10.15829/1728-8800-2018-4-53-60.


Об авторах

Ю. А. Баланова
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Баланова Юлия Андреевна - кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела эпидемиологии хронических неинфекционных заболеваний.

Москва.

Тел .: +7 (916) 283-61-42



С. А. Шальнова
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Шальнова Светлана Анатольевна - доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой.

Москва.



В. А. Куценко
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России; Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
Россия

Куценко Владимир Александрович - младший научный сотрудник лаборатории биостатистики кафедры, аспирант кафедры теории вероятностей механико-математического факультета.

Москва.



А. Э. Имаева
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Имаева Асия Эмверовна - кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела.

Москва.



А. В. Капустина
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Капустина Анна Владимировна - старший научный сотрудник отдела.

Москва.



Г. А. Муромцева
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Муромцева Галина Аркадьевна — кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник отдела.

Москва.



С. Е. Евстифеева
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Евстифеева Светлана Евгеньевна — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела.

Москва.



С. А. Максимов
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Максимов Сергей Алексеевич — доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник отдела.

Москва.



Н. С. Карамнова
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Карамнова Наталья Станиславовна — кандидат медицинских наук, руководитель лаборатории эпидемиологии питания отдела.

Москва.



Е. Б. Яровая
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России; Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова
Россия

Яровая Елена Борисовна — доктор физико-математических наук, доцент, руководитель лаборатории биостатистики отдела, профессор кафедры теории вероятностей механико-математического факультета.

Москва.



Н. В. Кулакова
Тихоокеанский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Кулакова Наталья Валентиновна — кандидат медицинских наук, доцент.

Владивосток.



О. Н. Калачикова
Вологодский научный центр Российской академии наук
Россия

Калачикова Ольга Николаевна — кандидат экономических наук, заместитель директора по научной работе, заведующий отделом исследования уровня и образа жизни населения.

Вологда.



Т. М. Черных
Воронежский государственный медицинский университет им. Н.Н. Бурденко Минздрава России
Россия

Черных Татьяна Михайловна — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой госпитальной терапии и эндокринологии.

Воронеж.



О. А. Белова
Кардиологический диспансер
Россия

Белова Ольга Анатольевна — заместитель главного врача по организационно-методической работе.

Иваново.



Г. В. Артамонова
Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний
Россия

Артамонова Галина Владимировна — доктор медицинских наук, профессор, заместитель директора по научной работе, заведующий отделом оптимизации медицинской помощи при сердечно-сосудистых заболеваниях.

Кемерово.



Е. В. Индукаева
Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний
Россия

Индукаева Елена Владимировна — кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник лаборатории эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний отдела оптимизации медицинской помощи при сердечно-сосудистых заболеваниях.

Кемерово.



Ю. И. Гринштейн
Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздрава России
Россия

Гринштейн Юрий Исаевич — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой терапии Института последипломного образования.

Красноярск.



Р. А. Либис
Оренбургский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Либис Роман Аронович — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой госпитальной терапии.

Оренбург.



Д. В. Дупляков
Научно-исследовательский институт кардиологии ФГБОУ ВО “Самарский государственный медицинский университет Минздрава России”
Россия

Дупляков Дмитрий Викторович — доктор медицинских наук, профессор, директор НИИ кардиологии.

Самара.



О. П. Ротарь
Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова Минздрава России
Россия

Ротарь Оксана Петровна — доктор медицинских наук, главный научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории эпидемиологии неинфекционных заболеваний.

Санкт-Петербург.



И. А. Трубачева
НИИ кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук
Россия

Трубачева Ирина Анатольевна — доктор медицинских наук, руководитель отделения популяционной кардиологии, заместитель директора по научно-организационной работе.

Томск.



В. Н. Серебрякова
НИИ кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук
Россия

Кандидат медицинских наук, заведующий лабораторией регистров сердечно-сосудистых заболеваний, высокотехнологичных вмешательств и телемедицины.

Томск.



А. Ю. Ефанов
Тюменский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Ефанов Алексей Юрьевич — доктор медицинских наук, руководитель Центра международного образования.

Тюмень.



А. О. Конради
Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова Минздрава России
Россия

Конради Александра Олеговна — доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, заместитель генерального директора по научной работе.

Санкт-Петербург.



С. А. Бойцов
Национальный медицинский исследовательский центр кардиологии Минздрава России
Россия

Бойцов Сергей Анатольевич — доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, генеральный директор.

Москва.



О. М. Драпкина
Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины Минздрава России
Россия

Драпкина Оксана Михайловна — доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН, директор.

Москва.

От имени участников исследования ЭССЕ-РФ#



Для цитирования:


Баланова Ю.А., Шальнова С.А., Куценко В.А., Имаева А.Э., Капустина А.В., Муромцева Г.А., Евстифеева С.Е., Максимов С.А., Карамнова Н.С., Яровая Е.Б., Кулакова Н.В., Калачикова О.Н., Черных Т.М., Белова О.А., Артамонова Г.В., Индукаева Е.В., Гринштейн Ю.И., Либис Р.А., Дупляков Д.В., Ротарь О.П., Трубачева И.А., Серебрякова В.Н., Ефанов А.Ю., Конради А.О., Бойцов С.А., Драпкина О.М. Вклад артериальной гипертонии и других факторов риска в выживаемость и смертность в российской популяции. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2021;20(5):3003. https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-3003

For citation:


Balanova Yu.A., Shalnova S.A., Kutsenko V.A., Imaeva A.E., Kapustina A.V., Muromtseva G.A., Evstifeeva S.E., Maksimov S.A., Karamnova N.S., Yarovaya E.B., Kulakova N.V., Kalachikova O.N., Chernykh T.M., Belova O.A., Artamonova G.V., Indukaeva E.V., Grinshtein Yu.I., Libis R.A., Duplyakov D.V., Rotar O.P., Trubacheva I.A., Serebryakova V.N., Efanov A.Yu., Konradi A.O., Boytsov S.A., Drapkina O.M. Contribution of hypertension and other risk factors to survival and mortality in the Russian population. Cardiovascular Therapy and Prevention. 2021;20(5):3003. (In Russ.) https://doi.org/10.15829/1728-8800-2021-3003

Просмотров: 40


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1728-8800 (Print)
ISSN 2619-0125 (Online)