Preview

Кардиоваскулярная терапия и профилактика

Расширенный поиск
Том 9, № 7 (2010)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.15829/1728-8800-2010-7

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ И ПРОФИЛАКТИКА

4-8 23
Аннотация

Цель. Провести комплексное исследование взаимосвязи показателей метаболизма, инфицированности, состояния иммунной системы с артериальной стенкой у лиц без факторов риска (ФР) сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Материал и методы. Из 400 обследованных практически здоровых лиц в возрасте 18-65 лет у 25 человек отсутствовали ФР ССЗ. При УЗИ сосудов измеряли толщину комплекса интима-медиа (ТКИМ). Лабораторные исследования включали изучение липидного спектра, уровня глюкозы, определение в плазме крови С-реактивного белка (CРБ), провоспалительных цитокинов, специфических антител JgG к CMV, HCV-1, Cl.pneumoniae, H.рylori и β-стрептококку. Состояние иммунной системы оценивали по показателям врожденного и приобретенного иммунитета. Результаты. Выявлена высокая степень связи ТКИМ с инфекционными вирусными факторами (CMV и HCV-1). Взаимодействие инфекционных факторов со стенкой артерии происходит в сочетании с липидами крови и показателями врожденного и приобретенного иммунитета. Участие иммунитета в регуляции гомеостаза сосудистой стенки, вероятно, позволяет контролировать процесс репликации вирусов и препятствовать развитию воспаления в сосудах, о чем свидетельствует низкие уровни СРБ, провоспалительных цитокинов, и отсутствие взаимосвязи между толщиной стенки артерий и показателями воспаления. Заключение. У здоровых лиц без ФР сосудистая стенка находится в тесном взаимодействии с инфекционными вирусными факторами, с показателями врожденного и приобретенного иммунитета, липидами крови и глюкозы. Однако эти взаимодействия сбалансированы, и поэтому отсутствуют условия для развития внутрисосудистого воспалительного процесса.

9-13 22
Аннотация

Цель. Изучить роль артериальной гипертонии (АГ) и возраста ликвидаторов последствий аварий (ЛПА) на Чернобыльской АЭС на момент облучения в развитии мозгового инсульта (МИ). Материал и методы. Наблюдали 109 ЛПА, перенесших МИ в отдаленном пострадиационном периоде. В зависимости от возраста на момент облучения ЛПА распределены на 4 группы (гр.): I (n=5) — < 20 лет; II (n=61) — 20-29 лет; III (n=37) — 30-39 лет; IV (n=6) — 40-49 лет. В каждой возрастной гр. изучена динамика формирования АГ и развития МИ. Результаты. Установлено, что у ЛПА с АГ, по сравнению с нормотониками, МИ развивались чаще, в виде однократного эпизода, по ишемическому типу с регрессом неврологической симптоматики в течение суток, преимущественно во второе десятилетие после облучения. Риск развития МИ наиболее высок у лиц, облученных в возрасте < 29 лет. Риск развития геморрагического инсульта выше у ЛПА с АГ, облученных в возрасте 30-39 лет. Выявлена значимость возраста ЛПА в момент облучения для кратности, тяжести и течения МИ. Заключение. У ЛПА наличие АГ способствует увеличению частоты МИ. Чем моложе возраст ЛПА в период облучения, тем выше риск более раннего развития у них острых цереброваскулярных расстройств.

 

АРТЕРИАЛЬНАЯ ГИПЕРТОНИЯ

14-20 21
Аннотация

Введение: Ранее выполненные экспериментальные исследования продемонстрировали наличие провоспалительных свойств у ангиотензина II (АТII). Поэтому была проведена оценка противовоспалительного эффекта блокатора ангиотензиновых рецепторов (БРА) 1 типа олмесартана медоксомила, в виде монотерапии и в сочетании с ингибитором ГмГ-КоА редуктазы правастатином у пациентов с эссенциальной гипертензией (ЭАГ) и сосудистым микровоспалением. Методы и результаты. Оценивалась динамика маркеров сосудистого воспаления, в т.ч. высокочувствительного С-реактивного белка (вчСРБ), а также изменения липидного профиля на фоне 12-недельной терапии олмесартаном (n=100) либо плацебо (n=99) в рамках многоцентрового, проспективного, двойного слепого исследования. На 6 нед. в обеих группах (гр.) терапии дополнительно назначался правастатин. Контроль артериального давления (АД) достигали за счет дополнительного приема гидрохлортиазида (Гхт). К 6 нед. лечения в гр. олмесартана отмечалось достоверное снижение сывороточных уровней вчСРБ (-15,1 %; р<0,05), высокочувствительного фактора некроза опухолей альфа (вчФНОα) (-8,9 %; р<0,02), интерлейкина-6 (ИЛ-6) (- 14,0 %; р<0,05) и моноцитарного хемотаксического протеина-1 (-6,5 %; р<0,01). В гр. плацебо снизилось АД, однако не регистрировалось одновременного уменьшения концентраций воспалительных маркеров. Через 12 нед. терапии наблюдалось дальнейшее снижение уровней вч СРБ (-21,1 %; р<0,02), вчФНОα (-13,6 %; р<0,01) и ИЛ-6 (-18,0 %; р<0,01) на фоне лечения комбинацией олмесартана и правастатина. При приеме только правастатина (в гр. плацебо) достоверное изменение концентраций маркеров воспаления отсутствовало. Добавление правастатина приводило к значимому (р<0,001) снижению уровня холестерина липопротеидов низкой плотности как в гр. олмесартана (-15,1 %), так и в гр. плацебо (-12,1 %). Заключение. Блокада ангиотензиновых рецепторов приводит к достоверному снижению интенсивности сосудистого микровоспаления уже на 6 нед. терапии у пациентов с ЭАГ. Благоприятные сердечно-сосудистые эффекты БРА к АТ могут быть отчасти обусловлены противовоспалительным действием этих препаратов.

21-26 17
Аннотация

Цель. Сравнительная оценка влияния на липидный спектр, показатели углеводного и пуринового обменов двух β-адреноблокаторов (β-АБ): карведилола и метопролола тартрата у больных артериальной гипертонией (АГ) и избыточной массой тела/ожирением (ИзМТ/Ож). Материал и методы. В исследование включены 320 пациентов: 160 из них в качестве базисной терапии получали карведилол и 160 — метопролола тартрат. Общая продолжительность лечения составила 24 нед. При этом в качестве основного параметра эффективности антигипертензивной терапии (АГТ) оценивалась динамика артериального давления (АД) по отношению к исходному уровню на каждом визите и в конце исследования. Показатели безопасности терапии включали профиль нежелательных побочных эффектов (ПЭ), динамику биохимических показателей: липидный спектр, глюкоза, креатинин (Кр), мочевая кислота (МК), электролиты К+ и Na+. Результаты. Уже на первых контрольных визитах было отмечено достоверное снижение систолического и диастолического АД (САД и ДАД) (р<0,0001). Назначение карведилола и метопролола сопровождалось статистически значимым урежением частоты сердечных сокращений. В конце исследования было зарегистрировано снижение индекса массы тела (ИМТ), в целом на 0,39±0,07 кг/м2 (р<0,0001). На фоне лечения карведилолом отмечена положительная динамика липидного спектра крови, уровня гликемии; имела место метаболическая нейтральность метопролола. Одним из новых и позитивных результатов было отсутствие нежелательного влияния на пуриновый обмен проводимой АГТ, в которой базисным препаратом был карведилол. Заключение. Получен отчетливый антигипертензивный эффект исследуемых β-АБ разных генераций у больных АГ 1-2 с сопутствующей ИзМТ/Ож. Сравнительный анализ выявил отчетливые преимущества карведилола, β-АБ с дополнительными вазодилатирующими эффектами. Назначение карведилола предпочтительно в тех случаях, когда в схему терапии пациентов с АГ и метаболическими факторами риска (ФР) необходимо включать β-АБ.

27-32 17
Аннотация

Цель. Сравнительная оценка эффективности коррекции функции сосудистой стенки у больных артериальной гипертонией (АГ) при метаболическом синдроме (МС), перенесших окклюзию сосудов глаза, при лечении вальсартаном или лозартаном в сочетании с пиоглитазоном и немедикаментозными средствами. Материал и методы. Под наблюдением находились 47 больных АГ 1-2 степени, риск 4 (критерии ДАГ3 2008), в т.ч. 20 мужчин и 27 женщин, средний возраст 47,9±1,7 года. Группу (гр.) контроля составили 25 здоровых людей аналогичного возраста. Определяли липидный профиль, ПОЛ плазмы и активность сосудистого гемостаза. Больные были разделены на 2 гр. С целью коррекции АГ 24 пациента принимали вальсартан в дозе 160 мг/сут., 23 — лозартан в дозе 100 мг/сут. Всем пациентам назначали пиоглитазон в дозе 30 мг/сут. + немедикаментозная терапия. Результаты. Вальсартан, способен нормализовать функцию сосудистой стенки за 4 мес. лечения; при продолжении приема препарата сохраняется достигнутый положительный эффект до конца наблюдения (12 мес.). Лозартан улучшает, но не нормализует функцию сосудистой стенки через 4 мес. лечения. Заключение. Применение комплекса немедикаментозной терапии более эффективно действует на сосудистый гемостаз у больных АГ при МС, перенесших тромбоз сосудов глаза в случае включения в него вальсартана и менее эффективен при лозартане.

33-40 33
Аннотация
Актуальность проблемы. Эффективная антигипертензивная ттерапия – наиболее действенное лечебное вмешательство при сахарном диабете (СД). Небиволол широко используется для лечения артериальной гипертензии (АГ), однако до настоящего времени отсутствуют исследования по применению этого препарата у большой популяции пациентов с сочетанием АГ и СД 2 типа (СД-2). Методы. В многоцентровое, постмаркетиноговое, проспективное, открытое исследование вошли 2838 пациентов с АГ, требующей лечения, и сопутствующим СД-2, а также с наличием другой патологии либо без нее. Небиволол назначали как в виде монотерапии, так и в сочетании с другими антигипертензивными препаратами, на протяжении не < 3 мес. Основной конечной точкой было достижение целевого уровня артериального давления (АД) — систолического АД (САД) ≤140 мм рт.ст. и диастолического АД (ДАД) ≤90 мм рт.ст. Дополнительными конечными точками были изменение метаболических параметров, влияние на физическую работоспособность и переносимость терапии. Статистический анализ выполнялся с учетом проспективного дизайна исследования и характера назначенной терапии. Результаты. За время лечения средний уровень АД снизился со 156 (стандартное отклонение 15,3) / 92 (9,4) мм рт.ст. до 135 (11)/81 (6,6) мм рт.ст., частота сердечных сокращений – с 79 (10) до 71 (7) уд/мин. Выраженное снижение АД сопровождалось улучшением большинства метаболических параметров, в т.ч. липидного профиля, уровня гликозилированного гемоглобина и микроальбуминурии. Физическая работоспособность также несколько увеличилась. Большинство пациентов (85 %) получали небиволол в дозе 5 мг/сут. Заключение. На фоне приема небиволола в дозе 5 мг/сут. удалось добиться существенного снижения АД у большинства больных АГ, СД-2 и другой сопутствующей патологией или без нее. Антигипертензивное действие небиволола сочеталось с улучшением большинства метаболических параметров и повышением физической работоспособности.
41-48 30
Аннотация

Цель. Микроальбуминурия (МАУ) и гипертензия (АГ) являются факторами риска (ФР), развития диабетической нефропатии у пациентов с сахарным диабетом 2 типа (СД-2). Согласно последним данным, блокада ренин-ангиотензиновой системы (РАС) замедляет развитие диабетической нефропатии. Однако информация о нефропротективном действии блокаторов кальциевых каналов (АК) остается противоречивой. Была дана оценка эффективности лерканидипина в сравнении с рамиприлом в отношении снижения скорости экскреции альбумина (СЭА) и уровня артериального давления (АД) у пациентов с мягкой и умеренной АГ, СД-2 и персистирующей МАУ. Материал и методы. В многоцентровое, рандомизированное, двойное слепое исследование с использованием активного контроля в параллельных группах (гр.) включены 277 больных; 180 были рандомизированы в гр. лерканидипина (10-20 мг/сут.) либо рамиприла (5-10 мг/сут.); период наблюдения составил 9-12 мес. Основной конечной точкой было изменение СЭА по сравнению с исходным уровнем. Результаты. Через 9-12 мес. наблюдения, снижение СЭА в гр. лерканидипина и рамиприла составило -17,4±65 μг/мин (р<0,05) и -19,7±52,5 μг/мин (р<0,05), соответственно, без достоверных различий между гр. Статистически значимое снижение уровней систолического и диастолического АД наблюдалось в обеих гр. лечения (для каждой гр. р<0,0001). Заключение. Терапия лерканидипином (10-20 мг/сут.) не усиливает альбуминурию у больных АГ, СД-2 и МАУ. Как лерканидипин, так и рамиприл достоверно снижали СЭА, при отсутствии статистически значимых различий между гр. лечения.

АРИТМИИ СЕРДЦА

49-55 56
Аннотация

Цель. Оценить эффективность лечения депрессивных расстройств (ДР) флувоксамином при различных формах фибрилляции предсердий (ФП) и влияние этого лечения на течение различных форм ФП. Материал и методы. В I группу (гр.) включен 51 пациент с различными формами ФП и ДР, которым был назначен антидепрессант флувоксамин в течение 6 мес. в дозе 50 мг/сут. однократно; во II гр. сравнения вошли 49 пациентов с различными формами ФП и ДР, которые не получали лечение по поводу ДР. В обеих гр. использовалась базисная антиаритмическая терапия. Результаты оценивали через 6 мес. после назначения флувоксамина и наблюдения в контрольной гр. Оценивались частота приступов ФП, переход тахикардической формы ФП в нормокардическую форму, уровень фибриногена в крови и степень депрессии по опроснику CES-D. Результаты. У 3 больных с ФП флувоксамин был отменен на 1 нед. исследования из-за развития побочных эффектов. Использование флувоксамина у 48 больных с ФП в целом уменьшало степень (ст.) выраженности ДР на 2,8 балла (p<0,01). Уменьшение ст. ДР на фоне лечения антидепрессантами сопровождалось урежением частоты приступов ФП у 48,3±9,3 % пациентов с пароксизмальной и персистирующей формами ФП, переходом тахикардической формы в нормокардическую у 47,4±11,5 % с постоянной формой ФП (данные достоверны при p<0,01 и при p<0,05, соответственно). Наиболее выраженный клинический эффект в отношении уменьшения ст. ДР, уменьшения частоты приступов (или полного их прекращения), снижения уровня фибриногена в крови наблюдался в гр. с пароксизмальной и персистирующей формами ФП. Наименьший клинический эффект от лечения флувоксамином наблюдался в гр. с постоянной формой ФП, что можно объяснить наличием у пациентов более выраженной ст. сердечной недостаточности и более тяжелым течением заболевания. Заключение. Антидепрессант флувоксамин снижает тяжесть ДР у больных с ФП и уменьшает тяжесть течения различных форм ФП.

56-64 23
Аннотация

Цель. Изучить клиническую эффективность и безопасность пропафенона и амиодарона у больных артериальной гипертонией (АГ), ишемической болезнью сердца (ИБС) и с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) с сохраненной систолической функцией левого желудочка (ЛЖ), осложненных фибрилляцией предсердий (ФП). Материал и методы. В исследование включены 110 пациентов с пароксизмальной и/или персистирующей ФП в возрасте 34-66 лет из различных регионов РФ. С целью профилактики эпизодов ФП в течение 12 мес. 59 больных принимали пропафенон и 51 пациент — амиодарон. Результаты. Лечение основного заболевания способствует достижению целевого уровня АД у 67,3 %, снижению ФК стенокардии у 70 % и ХСН у 94,5 % пациентов, что приводит к уменьшению числа госпитализаций, связанных с декомпенсацией сердечной деятельности на 72,9 %. Эффективность пропафенона при ФП через 12 мес. терапии составляет 54,2 %, что не уступает таковой при использовании амиодарона (52,9 %). У 33,9 % пациентов при приеме пропафенона отмечается уменьшение количества эпизодов ФП на 86,6 %, суммарной их длительности — на 70,1 %, частоты желудочковых сокращений во время пароксизма — на 43,1 %, увеличение числа асимптомных эпизодов — на 30,9 %. Пропафенон оказался более безопасным по сравнению с амиодароном в отношении побочных и нежелательных явлений (0 % vs 31,6 %). Заключение. Антиаритмический препарат IС класса пропафенон у пациентов с ХСН и сохраненной систолической функцией на фоне АГ, ИБС, осложненных пароксизмальной и/или персистирующей ФП, характеризуется высокой антиаритмической эффективностью, безопасностью и возможностью комбинации с β-адреноблокаторами.

СЕРДЕЧНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

65-70 16
Аннотация

Цель. Оценить влияние таурина на параметры суточного мониторирования артериального давления (СМАД) у пациентов с метаболическим синдромом (МС) и хронической сердечной недостаточностью (ХСН). Материал и методы. Обследованы 60 пациентов, средний возраст 54,4±7,4 лет. В контрольной группе (гр) (ГК) лечение проводили эналаприлом и индапамидом, в основной (ОГ) был добавлен таурин в течение 12 мес. Все пациенты прошли антропометрическое обследование, офисное измерение АД (АДоф), определение липидного и углеводного статусов исходно и после лечения, СМАД. Результаты. На фоне терапии изменилось соотношение суточных профилей систолического (САД) и диастолического АД (ДАД) в обеих гр с преобладанием положительной динамики в ОГ. Увеличилось число пациентов с кривой АД типа “dipper”. Отмечалось достоверное снижение уровней средних значений АД. Индекс времени среднесуточного САД и ДАД достоверно уменьшился на 49,9 % и 42,3 %, соответственно, в ОГ. Вариабельность среднесуточного, дневного и ночного САД и ДАД достигла нормы в ОГ. Заключение. Введение в комбинированную терапию артериальной гипертензии препарата метаболической направленности способствует более эффективной коррекции имеющихся нарушений суточного АД.

МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ СИНДРОМ И САХАРНЫЙ ДИАБЕТ

71-78 34
Аннотация

Цель. Уточнить роль ожирения (Ож) в развитии метаболического синдрома (МС), основываясь на психопатологической природе Ож; оценить эффективность привлечения врача-психотерапевта для профилактики и лечения МС. Материал и методы. Наличие и степень Ож количественно оценивались по индексу массы тела (ИМТ). В исследовании участвовали 3 группы (гр.): I –пациенты с нервной булимией и Ож (n=64), в т.ч. подгруппа с сердечно-сосудистой патологией (n=12); II – кардиологические пациенты без Ож и психопатологии (n=28); III – кардиологические пациенты с наличием или отсутствием коморбидных Ож, МС и сахарного диабета (СД) (n=78). Последняя гр. была разделена на четыре подгруппы в соответствии с тяжестью симптоматики. Психологические особенности пациентов I и II гр. оценивались по результатам клинического интервью и с помощью теста MMPI; для III гр. измерены все компоненты МС, включая показатели липидного и углеводного обменов. Результаты. Кардиологические больные гр. I и II, вне зависимости от наличия Ож, имеют близкие усредненные профили MMPI с максимумом на шкале 1 (ипохондрия), отличные от профиля общей булимической гр. I. Различие наблюдается также на корреляции ИМТ-возраст: для гр. II, в отличие от гр. I и подгруппы с ССЗ, наблюдается тенденция снижения веса с возрастом пациента; эта же тенденция наблюдается в трех подгруппах гр. III, причем особенно сильно в самой тяжелой подгруппе (МС + СД). Для всех четырех подгрупп гр. III проведен анализ корреляционных связей между ИМТ и остальными параметрами МС; результаты свидетельствуют что Ож как особый компонент МС предшествует развитию комплекса остальных симптомов, но при наличии МС существует независимо от них. Заключение. Единственным эффективным средством профилактики МС является психотерапевтическая диагностика и лечение Ож на стадии, предшествующей развитию метаболических нарушений. При лечении больных с МС участие врача-психотерапевта является вспомогательным и направлено на снижение веса путем лечения расстройства приема пищи.

МНЕНИЕ ПО ПРОБЛЕМЕ

79-85 33
Аннотация

Статья посвящена эректильной дисфункции (ЭД), которая рассматривается, как междисциплинарная проблема. Приводится подробный обзор результатов клинических исследований, мета-анализов доказывающих наличие причинно-следственной связи ЭД с такими заболеваниями как ИБС, артериальная гипертензия (АГ), дислипидемия (ДЛП), сахарный диабет (СД). Наряду с оценкой роли общих факторов риска (ФР) сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) в развитии ЭД, показан общий патогенетический механизм возникновения этих заболеваний, в основе которых лежит эндотелиальная дисфункция (ЭД). Отражены распространенность ЭД и андроген дефицитного состояния, и их связь с метаболическим синдромом (МС). ЭД можно рассматривать как предиктор развития ССЗ, и что раннее выявление общих ФР развития ССЗ и ЭД можно использовать для прогноза и формирования групп больных высокого риска по обоим заболеваниям. Учитывая, что метаболические ФР выступают в качестве объединяющего звена между ССЗ, ЭД и андроген-дефицитным состоянием, дальнейшее изучение этой проблемы поможет внести существенный вклад в формирование более эффективных подходов к лечению и профилактике этих заболеваний.

86-89 22
Аннотация

В патогенезе атеросклероза важная роль отводится инфильтрации сосудистой стенки липопротеидами, в частности, холестерином липопротеидов низкой плотности (ХС ЛНП). Повышенный уровень ХС ЛНП увеличивает риск развития ишемической болезни сердца (ИБС). В экспериментальных и клинических исследованиях выявлена прямая связь между снижением уровня ХС ЛНП и уменьшением частоты сердечно-сосудистых заболеваний. Препаратами выбора для снижения уровня ХС ЛНП являются статины. Однако монотерапия статинами не всегда приводит к достижению целевого уровня ХС ЛНП (особенности фармакогенетики, непереносимость препарата, побочные явления, возникающие при приеме терапевтически эффективных доз статина). В таких случаях целесообразно использование комбинации статинов, обычно в невысокой дозе, с другими гиполипидемическими препаратами. В последнее время опубликованы данные по хорошей эффективности комбинирования статинов с ингибитором абсорбции ХС в кишечнике — эзетимибом. Эта эффективность обусловлена воздействием на оба механизма, определяющих уровень ХС в крови, — абсорбция в кишечнике и синтез в печени. Одновременное ингибирование этих двух процессов ведет к выраженному снижению уровня ХС ЛНП.

90-96 69
Аннотация

В статье рассмотрена классификация ингибиторов ангиотензин-превращающего фермента (ИАПФ). Приведены данные о применении этого класса лекарственных препаратов в разных клинических ситуациях — у пациентов с хронической сердечной недостаточностью, ишемической болезнью сердца, метаболическим синдромом, сахарным диабетом, патологией почек, гипертрофией миокарда, протеинурией/микроальбуминурией, сосудистыми заболеваниями головного мозга. Обсуждаются вопросы лекарственного взаимодействия и переносимости ИАПФ.

ОБЗОРЫ

97-104 52
Аннотация

В статье обсуждаются современные аспекты эпидемиологии, патогенеза, клиники, диагностики и лечения больных с хронической сердечной недостаточностью (ХСН), протекающей на фоне сохраненной фракции выброса (ФВ) левого желудочка (СНСФВ ЛЖ). СНСФВ составляет > 50 % всех случаев ХСН, чаще встречается у женщин старшей возрастной группы. Среди этиологических причин преобладают артериальная гипертония (АГ) и сахарный диабет (СД). Показано, что существующие проблемы в диагностике связаны с переоценкой значимости сниженной ФВЛЖ, свидетельствующей лишь о грубом повреждении миокарда, не свойственном АГ или СД. Обсуждаются недостатки классической допплерографии в диагностике диастолической дисфункции; сочетание классической и тканевой допплерографии позволяет более точно оценивать как систолическую, так и диастолическую функции ЛЖ, а при присоединении к ним определения натрийуретических пептидов строить алгоритм диагностики СНСФВ. Предложена новая гемодинамическая концепция развития ХСН. В статье дан обзор основных клинических исследований по лечению СНСФВ. В статье дискутируется вопрос о том, является ли СНСФВ самостоятельным заболеванием или это фенотипическое проявление (этап) классической “систолической” СН. Приводятся доводы за и против той и другой концепции.

105-111 104
Аннотация

В последние десятилетия накопилось достаточно данных, свидетельствующих, что артериальная гипертония (АГ) является полигенно наследуемой патологией. При этом недостаточная экскреция почками поваренной соли (ПС), генетически обусловленная или приобретенная (болезни, старение, ожирение и др.), является центральным механизмом патогенеза АГ. Развитие АГ необходимо рассматривать как компенсаторную реакцию, направленную на увеличение экскреции почками ПС и нормализацию объема гомеостаза и циркулирующей крови.

112-117 83
Аннотация

Атеросклероз с его клиническими проявлениями и осложнениями продолжает лидировать в структуре заболеваемости и смертности развитых и развивающихся стран. Ингибиторы ГМГ-Ко-А редуктазы (статины) являются основными лекарственными препаратами в лечении пациентов с дислипидемиями (ДЛП) и атеросклерозом. Помимо рандомизированных, клинических исследований с “твердыми” конечными точками статины хорошо изучены в “регрессионных” исследованиях. В этих работах проверялась гипотеза, что интенсивное снижение уровня холестерина липопротеидов низкой плотности на 40-50 % от исходных значений может вызвать качественные и количественные изменения в коронарных артериях (КА). Результаты старых регрессионных исследований явились обоснованием для повышения доз статинов в клинической практике и проведения крупных, рандомизированных исследований со статинами. В современных регрессионных исследованиях используются такие методы мониторинга состояния атеросклероза в сосудах, как толщина комплекса интима-медия, ядерно-магнитный резонанс и внутрисосудистый ультразвук. С помощью этих методов было показано как замедление прогрессирования атеросклероза в сонных артериях (METEOR, розувастатин 40 мг/сут.; ENHANCE, эзетимиб 10 мг/ сут. / симвастатин 20 мг/сут.), КА (REVERSAL, аторвастатин 80 мг/сут.) и регрессия (ASTEROID, розувастатин 40 мг/сут.). “Агрессивное” снижение липидов на 40-50 %, полученное в современных регрессионных исследованиях на высоких дозах статинов переносилось хорошо, серьезных побочных эффектов отмечено не было. Результаты и принципы таких исследований могут быть широко использованы в повседневной практике для оптимизации лечения тяжелых больных с ДЛП и атеросклерозом.

ИНФОРМАЦИЯ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1728-8800 (Print)
ISSN 2619-0125 (Online)